RSS

8) ИС­ЛАМ — ЭТО ЦИ­ВИ­ЛИ­ЗА­ЦИЯ

Ис­ла­му из­вест­ны лишь две раз­но­вид­но­сти че­ло­ве­че­ских об­ществ: об­ще­ст­во ис­лам­ское и об­ще­ст­во джа­хи­ли­ст­ское.

Ис­лам­ским об­ще­ст­вом яв­ля­ет­ся та­кое об­ще­ст­во, в ко­то­ром реа­ли­зу­ет­ся Ис­лам, т.е. ис­лам­ские ре­ли­ги­оз­ные убе­ж­де­ния, по­кло­не­ние Ал­ла­ху, ис­лам­ские за­ко­но­по­ло­же­ния и сис­те­ма, ис­лам­ские нрав­ст­вен­ные и эти­че­ские нор­мы. Джа­хи­ли­ст­ским об­ще­ст­вом яв­ля­ет­ся та­кое об­ще­ст­во, в ко­то­ром не реа­ли­зу­ет­ся Ис­лам, не пра­вят его ре­ли­ги­оз­ные убе­ж­де­ния и му­суль­ман­ское ми­ро­воз­зре­ние, не яв­ля­ют­ся гос­под­ствую­щи­ми цен­но­сти и кри­те­рии Ис­ла­ма, его сис­те­ма и за­ко­но­по­ло­же­ния, его нрав­ст­вен­ные и эти­че­ские нор­мы жиз­ни.

Не яв­ля­ет­ся ис­лам­ским об­ще­ст­во то, ко­то­рое вклю­ча­ет лю­дей, на­зы­ваю­щих се­бя “му­суль­ма­на­ми”, в то вре­мя как ис­лам­ский ша­ри­ат не яв­ля­ет­ся за­ко­ном жиз­ни это­го об­ще­ст­ва, хо­тя его чле­ны со­вер­ша­ют мо­лит­ву, по­стят­ся, по­се­ща­ют свя­тые му­суль­ман­ские мес­та. Не яв­ля­ет­ся ис­лам­ским так­же и то об­ще­ст­во, ко­то­рое из­мыш­ля­ет для се­бя не­кий “ис­лам” от се­бя, от­лич­ный от то­го Ис­ла­ма, ко­то­рый ус­та­но­вил Ал­лах, хва­ла Ему, и ко­то­рый под­роб­но пе­ре­дал Его по­слан­ник (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), не го­во­ря уже о том, что при этом это об­ще­ст­во на­зы­ва­ет его “раз­ви­тым ис­ла­мом”.

Джа­хи­ли­ст­ское об­ще­ст­во мо­жет пред­ста­вать в раз­лич­ных ви­дах, ко­то­рые, вме­сте с тем, не пе­ре­ста­ют быть джа­хи­ли­ст­ски­ми. Так, оно мо­жет быть об­ще­ст­вом, от­ри­цаю­щим су­ще­ст­во­ва­ние Ал­ла­ха Все­выш­не­го, да­вать ис­то­рии ма­те­ри­аль­но-диа­лек­ти­че­ское тол­ко­ва­ние и про­во­дить в жизнь в ка­че­ст­ве сис­те­мы то, что на­зы­ва­ет­ся “на­уч­ным со­циа­лиз­мом”. Джа­хи­ли­ст­ское об­ще­ст­во мо­жет так­же вы­сту­пать в ви­де об­ще­ст­ва, ко­то­рое не от­ри­ца­ет су­ще­ст­во­ва­ние Ал­ла­ха Все­выш­не­го, но ос­тав­ля­ет за Ним цар­ст­вие не­бес­ное и власть Его не рас­про­стра­ня­ет на цар­ст­вие зем­ное. В рам­ках та­ко­го об­ще­ст­ва ша­ри­ат Ал­ла­ха не реа­ли­зу­ет­ся в по­все­днев­ной жиз­ни в ка­че­ст­ве сис­те­мы, иг­но­ри­ру­ют­ся цен­но­сти Ал­ла­ха, ус­та­нов­лен­ные Им в ка­че­ст­ве не­зыб­ле­мых цен­но­стей для жиз­ни че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва. В та­ком об­ще­ст­ве осу­ще­ст­в­ля­ет­ся слу­же­ние Все­выш­не­му в си­на­го­гах, церк­вах и ме­че­тях и в то же вре­мя ве­рую­щим за­пре­ща­ет­ся тре­бо­вать ус­та­нов­ле­ния гос­под­ства ша­риа­та Ал­ла­ха в их жиз­ни. Та­ким об­ра­зом, по­доб­ное об­ще­ст­во от­ри­ца­ет или ней­тра­ли­зу­ет та­кой ат­ри­бут Ал­ла­ха, как Его бо­же­ст­вен­ность на зем­ле, о ко­то­рой сви­де­тель­ст­ву­ют сле­дую­щие сло­ва Все­выш­не­го:

“Он — тот, кто в не­бе­сах Бо­же­ст­во и на зем­ле Бо­же­ст­во…” (Ук­ра­ше­ния, аят 84).

Кро­ме это­го, по­доб­ное об­ще­ст­во да­ле­ко от ре­ли­гии Ал­ла­ха, ко­то­рая оп­ре­де­ля­ет­ся сле­дую­щи­ми сло­ва­ми Все­выш­не­го:

“…Ре­ше­ние при­над­ле­жит толь­ко Ал­ла­ху. Он по­ве­лел, что­бы вы по­кло­ня­лись толь­ко Ему. Это — пра­вая ве­ра…” (Йу­суф, аят 40).

Та­ким об­ра­зом, об­ще­ст­во, о ко­то­ром мы го­во­ри­ли вы­ше — об­ще­ст­во джа­хи­ли­ст­ское, хо­тя оно и при­зна­ет су­ще­ст­во­ва­ние Ал­ла­ха Все­выш­не­го, хва­ла Ему, хо­тя и до­пус­ка­ет, что­бы лю­ди со­вер­ша­ли служ­бу во имя Ал­ла­ха в си­на­го­гах, церк­вах и ме­че­тях.

Толь­ко ис­лам­ское об­ще­ст­во в его пра­виль­ном по­ни­ма­нии мо­жет счи­тать­ся “ци­ви­ли­зо­ван­ным об­ще­ст­вом”. Что же ка­са­ет­ся джа­хи­ли­ст­ских об­ществ со все­ми их мно­го­чис­лен­ны­ми ви­да­ми, то все они — от­ста­лые об­ще­ст­ва. Здесь не­об­хо­ди­мо не­сколь­ко разъ­яс­нить эту важ­ную ис­ти­ну.

Од­на­ж­ды я дал рек­ла­му од­ной из мо­их книг под на­зва­ни­ем “К ис­лам­ско­му ци­ви­ли­зо­ван­но­му об­ще­ст­ву”, ко­то­рая го­то­ви­лась к пе­ча­ти. Воз­вра­ща­ясь позд­нее к по­втор­ной рек­ла­ме этой кни­ги я за­черк­нул сло­во “ци­ви­ли­зо­ван­но­му”, до­воль­ст­ву­ясь тем, что на­зва­ние ис­сле­до­ва­ния от­ве­ча­ло его те­ме, т.е. “К ис­лам­ско­му об­ще­ст­ву”.

Эта по­прав­ка об­ра­ти­ла на се­бя вни­ма­ние од­но­го ал­жир­ско­го фран­коя­зыч­но­го ав­то­ра. Ка­са­ясь этой по­прав­ки, он ска­зал, что она про­ис­те­ка­ет из “внут­рен­не­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го про­цес­са за­щи­ты Ис­ла­ма”, и вы­ра­зил свое со­жа­ле­ние о том, что этот про­цесс, про­цесс не­осоз­нан­ный, пре­пят­ст­ву­ет мне за­ни­мать­ся этой “про­бле­мой” в ее под­лин­ных па­ра­мет­рах.

Я про­щаю это­го ав­то­ра за та­кую по­зи­цию. Рань­ше я ведь то­же был та­ким, как он. Я ду­мал точ­но так же, как он ду­ма­ет сей­час. Ко­гда я впер­вые по­ду­мы­вал пи­сать на эту те­му, про­бле­ма, с ко­то­рой я столк­нул­ся, как это слу­чи­лось и у не­го в на­стоя­щее вре­мя, за­клю­ча­лась в про­бле­ме “оп­ре­де­ле­ния ци­ви­ли­за­ции”.

В сво­ем ин­тел­лек­ту­аль­ном и пси­хо­ло­ги­че­ском скла­де я к то­му вре­ме­ни по­ка еще не из­ба­вил­ся от влия­ния фак­то­ров куль­тур­ных по­след­ст­вий. А про­ис­те­ка­ли они из за­ру­беж­ных ис­точ­ни­ков, чу­ж­дых для мое­го ис­лам­ско­го чув­ст­вен­но­го ап­па­ра­та. Не­смот­ря на то, что в это вре­мя я при­дер­жи­вал­ся уже дос­та­точ­но чет­кой ис­лам­ской на­прав­лен­но­сти, тем не ме­нее, эти пе­ре­жит­ки про­дол­жа­ли ом­ра­чать и по­дав­лять мое ми­ро­воз­зре­ние. Как и в ев­ро­пей­ской мыс­ли, мое пред­став­ле­ние о ци­ви­ли­за­ции бы­ло ил­лю­зор­ным. Оно ом­ра­ча­ло мое ми­ро­воз­зре­ние, ли­ша­ло ме­ня воз­мож­но­сти иметь ори­ги­наль­ное кон­крет­ное ви­де­ние про­бле­мы.

За­тем кар­ти­на про­яс­ни­лась. Ис­лам­ское об­ще­ст­во — об­ще­ст­во ци­ви­ли­зо­ван­ное, а по се­му сло­во “ци­ви­ли­зо­ван­ный” — про­сто вздор, и ни­че­го но­во­го в се­бе не не­сет. На­про­тив, это сло­во прив­но­си­ло в чув­ст­вен­ное вос­при­ятие чи­та­те­ля за­пад­ные чу­ж­дые от­тен­ки, ко­то­рые в свое вре­мя ом­ра­ча­ли мое ми­ро­воз­зре­ние, ли­ша­ли ме­ня воз­мож­но­сти иметь ори­ги­наль­ное кон­крет­ное ви­де­ние про­бле­мы.

Раз­ли­чия, та­ким об­ра­зом, воз­ни­ка­ют в во­про­се об “оп­ре­де­ле­нии ци­ви­ли­за­ции” и, сле­до­ва­тель­но, воз­ни­ка­ет не­об­хо­ди­мость дать не­ко­то­рые по­яс­не­ния ка­са­тель­но ис­ти­ны.

*      *      *

Ко­гда пра­во выс­шей вла­сти в об­ще­ст­ве при­над­ле­жит Ал­ла­ху, и толь­ко Ему, бу­ду­чи вы­ра­жен­ной в гос­под­стве бо­же­ст­вен­но­го ша­риа­та, толь­ко то­гда, и в этой един­ст­вен­но воз­мож­ной фор­ме, че­ло­ве­че­ст­во по­лу­ча­ет пол­ное и под­лин­ное ос­во­бо­ж­де­ние в об­ще­ст­ве от оков раб­ст­ва, от по­ра­бо­ще­ния дру­гим че­ло­ве­ком. Та­ким об­ра­зом бу­дет пред­став­ле­на че­ло­ве­че­ская ци­ви­ли­за­ция, по­сколь­ку ци­ви­ли­за­ция че­ло­ве­ка пред­по­ла­га­ет ос­нов­ную ба­зу его под­лин­но­го и пол­но­го ос­во­бо­ж­де­ния, в том чис­ле и для со­хра­не­ния аб­со­лют­но­го дос­то­ин­ст­ва ка­ж­до­го чле­на об­ще­ст­ва. Фак­ти­че­ски ни­ка­ко­го че­ло­ве­че­ско­го дос­то­ин­ст­ва и ни­ка­кой сво­бо­ды для ка­ж­до­го чле­на об­ще­ст­ва не обес­пе­чи­ва­ет­ся в та­ком об­ще­ст­ве, где не­кая часть его кон­тро­ли­ру­ет за­ко­но­да­тель­ст­во, а дру­гая его часть под­чи­ня­ет­ся и сле­ду­ет по­ло­же­ни­ям та­ко­го за­ко­но­да­тель­ст­ва.

Здесь мы долж­ны сде­лать пре­ду­пре­ж­де­ние и разъ­яс­нить, что за­ко­но­да­тель­ст­во ни в ко­ем слу­чае не сво­дит­ся лишь к юри­ди­че­ским по­ло­же­ни­ям, как это се­го­дня по­ни­ма­ет­ся в уз­ком смыс­ле сло­ва “ша­ри­ат”. Лю­ди под­чи­ня­ют­ся дей­ст­вию за­ко­но­да­тель­ст­ва, ко­то­рое пред­став­ле­но пред­став­ле­ния­ми и об­раз­ами дей­ст­вия, цен­но­стя­ми и кри­те­рия­ми, обы­чая­ми и тра­ди­ция­ми. Ко­гда же в об­ще­ст­ве лю­ди са­ми прак­ти­ку­ют та­кое воз­дей­ст­вие друг на дру­га, ко­гда дав­ле­нию од­них лю­дей под­чи­ня­ют­ся дру­гие лю­ди, то та­кое об­ще­ст­во нель­зя на­звать сво­доб­ным. В та­ком об­ще­ст­ве од­ни яв­ля­ют­ся гос­по­да­ми, а дру­гие — ра­ба­ми, и та­кое об­ще­ст­во, как мы уже ука­зы­ва­ли вы­ше, в ко­неч­ном сче­те яв­ля­ет­ся об­ще­ст­вом от­ста­лым или, ес­ли упот­ре­бить ис­лам­скую тер­ми­но­ло­гию, — об­ще­ст­вом джа­хи­ли­ст­ским (не­ве­же­ст­вен­ным).

Ис­лам­ским об­ще­ст­вом яв­ля­ет­ся толь­ко лишь то об­ще­ст­во, у ко­то­ро­го — од­но бо­же­ст­во, об­ще­ст­во, в ко­то­ром лю­ди от по­кло­не­ния ра­бам пе­ре­хо­дят к по­кло­не­нию Ал­ла­ху, и толь­ко Ему. Чле­ны это­го об­ще­ст­ва по­лу­ча­ют, та­ким об­ра­зом, пол­ную и под­лин­ную сво­бо­ду, на ко­то­рой зи­ж­дет­ся че­ло­ве­че­ская ци­ви­ли­за­ция, в ко­то­рой на­хо­дит свое во­пло­ще­ние дос­то­ин­ст­во че­ло­ве­ка, ка­ко­вым для не­го пре­до­пре­де­лил это дос­то­ин­ст­во Ал­лах, за­яв­ляя о че­ло­ве­че­ском ха­ли­фа­те на зем­ле от Его име­ни, а так­же про­воз­гла­шая поч­ти­тель­ное от­но­ше­ние к че­ло­ве­ку в по­тус­то­рон­нем ми­ре.

*      *      *

Ко­гда в ка­ком-ли­бо об­ще­ст­ве ос­нов­ным свя­зую­щим фак­то­ром, спла­чи­ваю­щим лю­дей, яв­ля­ет­ся ве­ро­уче­ние, ми­ро­воз­зре­ние, идея и за­кон жиз­ни, и ес­ли все это про­ис­те­ка­ет от еди­но­го бо­же­ст­ва, в ко­то­ром во­пло­ще­но выс­шее гос­под­ство над че­ло­ве­че­ст­вом, а не ухо­дит свои­ми кор­ня­ми в сфе­ру мир­ских гос­под, в ко­то­рой на­хо­дит свое оли­це­тво­ре­ние по­кло­не­ние од­них лю­дей дру­гим, в та­ком слу­чае мы ви­дим, что в них во­пло­ще­ны наи­выс­шие че­ло­ве­че­ские ка­че­ст­ва — ка­че­ст­ва ду­хов­ные и идей­ные. Но ес­ли же свя­зую­щим фак­то­ром для спло­че­ния груп­пы лю­дей в ка­ком-ли­бо об­ще­ст­ве яв­ля­ет­ся цвет ко­жи, на­цио­наль­ная или ра­со­вая при­над­леж­ность, а так­же ме­сто­жи­тель­ст­во, то со­вер­шен­но яс­но, что эти ка­че­ст­ва — цвет ко­жи, на­цио­наль­ная или ра­со­вая при­над­леж­ность, а так­же ме­сто­жи­тель­ст­во и дру­гие ка­че­ст­ва — не пред­став­ля­ют наи­выс­шие ка­че­ст­ва че­ло­ве­ка. Ведь че­ло­век яв­ля­ет­ся че­ло­ве­ком не­за­ви­си­мо от цве­та ко­жи, ра­со­вой или на­цио­наль­ной при­над­леж­но­сти, не­за­ви­си­мо от мес­та жи­тель­ст­ва. Но че­ло­век пе­ре­ста­ет быть че­ло­ве­ком, ес­ли он те­ря­ет свои ду­хов­ные и идей­ные ка­че­ст­ва. При этом не сле­ду­ет за­бы­вать, что че­ло­век ис­клю­чи­тель­но по сво­ей во­ле мо­жет из­ме­нить при­вер­жен­ность к ка­кой-ли­бо ве­ре или ми­ро­воз­зре­нию, свои идеи или за­кон сво­ей жиз­ни. В то же вре­мя не в его си­лах из­ме­нить свою ра­со­вую при­над­леж­ность или цвет сво­ей ко­жи, как и не мо­жет он оп­ре­де­лить вре­мя и ме­сто сво­его ро­ж­де­ния сре­ди ка­ко­го-то на­ро­да. Об­ще­ст­во, в рам­ках ко­то­ро­го лю­ди объ­е­ди­ня­ют­ся, ру­ко­во­дству­ясь сво­ей сво­бод­ной во­лей и по сво­ему соб­ст­вен­но­му вы­бо­ру, яв­ля­ет­ся об­ще­ст­вом ци­ви­ли­зо­ван­ным. То же об­ще­ст­во, где лю­ди объ­е­ди­ня­ют­ся для ка­ко­го-ли­бо де­ла не по сво­ей че­ло­ве­че­ской во­ле, яв­ля­ет­ся об­ще­ст­вом от­ста­лым, или, ес­ли ска­зать по ис­лам­ской тер­ми­но­ло­гии, — об­ще­ст­вом джа­хи­ли­ст­ским.

И толь­ко ис­лам­ское об­ще­ст­во яв­ля­ет­ся тем об­ще­ст­вом, в ко­то­ром в ка­че­ст­ве ос­нов­но­го свя­зую­ще­го фак­то­ра ме­ж­ду людь­ми слу­жит ве­ро­уче­ние. Толь­ко в рам­ках это­го об­ще­ст­ва ве­ро­уче­ние вы­сту­па­ет в ка­че­ст­ве гра­ж­дан­ской при­над­леж­но­сти, объ­е­ди­няю­щей чер­ных, бе­лых, крас­ных и жел­тых, ара­бов, гре­ков, пер­сов, эфио­пов и пред­ста­ви­те­лей дру­гих на­ро­дов зем­ли в еди­ную на­цию. Гос­по­ди­ном этой на­ции яв­ля­ет­ся Ал­лах. Пред­ста­ви­те­ли ее по­кло­ня­ют­ся толь­ко Ему. Наи­бо­лее бла­го­род­ным сре­ди ее чле­нов счи­та­ет­ся наи­бо­лее бла­го­чес­ти­вый и на­бож­ный. Все лю­ди, при­над­ле­жа­щие к этой Ум­ме, рав­ны друг пе­ред дру­гом и встре­ча­ют­ся друг с дру­гом, вы­пол­няя од­но об­щее де­ло, уза­ко­нен­ное Ал­ла­хом и не уза­ко­нен­ное ни­кем из ра­бов.

*      *      *

Вся­кое об­ще­ст­во счи­та­ет­ся гу­ман­ным лишь в том слу­чае, ко­гда выс­шей цен­но­стью его ста­но­вит­ся “че­ло­веч­ность” че­ло­ве­ка, ко­гда “че­ло­ве­че­ские” ка­че­ст­ва ста­но­вят­ся сре­ди его чле­нов пред­ме­том по­чи­та­ния и поль­зу­ют­ся ува­же­ни­ем и ав­то­ри­те­том. Ко­гда же в рам­ках об­ще­ст­ва наи­выс­шей цен­но­стью счи­та­ет­ся “ма­те­рия” в лю­бом ее ви­де — то ли в ви­де “тео­рии”, как де­ло об­сто­ит в мар­кси­ст­ской ин­тер­пре­та­ции ис­то­рии, то ли в ви­де “ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва”, по­доб­но то­му, как это де­ло об­сто­ит в Аме­ри­ке, Ев­ро­пе и в ос­таль­ных об­ще­ст­вах, где ма­те­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во счи­та­ет­ся не­ко­ей выс­шей цен­но­стью, во имя ко­то­рой со­кру­ша­ют­ся под­лин­но че­ло­ве­че­ские цен­но­сти и ка­че­ст­ва, — то та­кое об­ще­ст­во счи­та­ет­ся об­ще­ст­вом от­ста­лым или, ес­ли упот­ре­бить ис­лам­скую тер­ми­но­ло­гию, — об­ще­ст­вом джа­хи­ли­ст­ским.

Ци­ви­ли­зо­ван­ное об­ще­ст­во, т.е. об­ще­ст­во ис­лам­ское, не пре­неб­ре­га­ет и не пре­зи­ра­ет ма­те­рию ни в ви­де тео­рии (по­сколь­ку имен­но из нее со­сто­ит Все­лен­ная, в ко­то­рой мы жи­вем, на ко­то­рую мы влия­ем и под влия­ни­ем ко­то­рой мы на­хо­дим­ся), ни в ви­де ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва, (по­сколь­ку ма­те­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во яв­ля­ет­ся со­став­ной ча­стью ха­ли­фа­та, ус­та­нов­лен­но­го Ал­ла­хом на зем­ле). Но вме­сте с тем, ци­ви­ли­зо­ван­ное (ис­лам­ское) об­ще­ст­во не рас­смат­ри­ва­ет ма­те­рию в ка­че­ст­ве выс­шей цен­но­сти, на пу­ти к ко­то­рой сле­ду­ет со­кру­шать ка­че­ст­ва че­ло­ве­ка и его цен­но­сти, ско­вы­вать сво­бо­ду ин­ди­ви­дуу­ма и уни­жать его дос­то­ин­ст­во, раз­ру­шать ос­но­вы се­мьи и ее цен­но­сти, под­ры­вать мо­раль­ный и эти­че­ский об­лик об­ще­ст­ва и его свя­ты­ни и т.д. Ины­ми сло­ва­ми, ци­ви­ли­зо­ван­ное об­ще­ст­во не счи­та­ет за­кон­ным и пра­виль­ным под­ры­вать цен­но­сти, бла­го­род­ные дос­то­ин­ст­ва и свя­ты­ни лю­дей во имя дос­ти­же­ния бла­го­по­лу­чия ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва.

Ко­гда “че­ло­ве­че­ские цен­но­сти”, “че­ло­ве­че­ская эти­ка и нрав­ст­вен­ность”, на ко­то­рых зи­ж­дят­ся эти цен­но­сти, гос­под­ству­ют в об­ще­ст­ве, та­кое об­ще­ст­во не­со­мнен­но счи­та­ет­ся ци­ви­ли­зо­ван­ным. Че­ло­ве­че­ские цен­но­сти и че­ло­ве­че­ские эти­ка и мо­раль не яв­ля­ют­ся не­ким рас­плыв­ча­тым и не­яс­ным во­про­сом, как они не счи­та­ют­ся раз­ви­ваю­щи­ми­ся, ме­няю­щи­ми­ся и пре­об­ра­зо­вы­ваю­щи­ми­ся цен­но­стя­ми, ко­то­рые ха­рак­те­ри­зу­ют­ся не­пре­мен­ной не­ста­биль­но­стью и те­ря­ют связь со свои­ми ис­то­ка­ми, как то ут­вер­жда­ют сто­рон­ни­ки ма­те­риа­ли­сти­че­ско­го трак­то­ва­ния ис­то­рии, как то ут­вер­жда­ет “на­уч­ный со­циа­лизм”.

Эти выс­шие цен­но­сти, выс­шие эти­ка и нрав­ст­вен­ность вос­пи­ты­ва­ют у че­ло­ве­ка че­ло­ве­че­ские ка­че­ст­ва, бла­го­да­ря ко­то­рым он обо­соб­ля­ет­ся от жи­вот­но­го ми­ра. Бу­ду­чи гос­под­ствую­щим и пре­об­ла­даю­щим в че­ло­ве­ке, этот ас­пект его дос­то­инств от­ли­ча­ет его от жи­вот­но­го. Как раз эти цен­но­сти, эти нрав­ст­вен­ность и эти­ка не счи­та­ют­ся те­ми ас­пек­та­ми че­ло­ве­че­ских дос­то­инств, ко­то­рые раз­ви­ва­ют в че­ло­ве­ке, де­ла­ют пре­об­ла­даю­щим и гос­под­ствую­щим в нем об­щие с жи­вот­ным ка­че­ст­ва.

Ко­гда про­бле­ма ста­вит­ся под та­ким уг­лом, в ней чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся раз­де­ли­тель­ная, ре­шаю­щая и ста­биль­ная ли­ния, ко­то­рая не при­ем­лет про­цес­са по­сто­ян­но­го “раз­мы­ва­ния” со сто­ро­ны сто­рон­ни­ков эво­лю­ци­он­но­го раз­ви­тия и на­уч­но­го со­циа­лиз­ма.

В та­ком слу­чае сре­да уже не бу­дет при­зна­вать­ся обу­слов­лен­ным фак­то­ром, оп­ре­де­ляю­щим цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ку. На­про­тив, за фак­том раз­ли­чия сре­ды бу­дет сто­ять чет­кий и не­из­мен­ный кри­те­рий. В та­ком слу­чае уже не бу­дут иметь мес­та “аг­рар­ные” и “ин­ду­ст­ри­аль­ные” цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ка, не бу­дет од­них цен­но­стей, нрав­ст­вен­но­сти и эти­ки “ка­пи­та­ли­сти­че­ских” и дру­гих — “со­циа­ли­сти­че­ских”, не бу­дет цен­но­стей, нрав­ст­вен­но­сти и эти­ки “бур­жу­аз­ных” и дру­гих — “про­ле­тар­ских”. Не бу­дет раз­го­во­ров о том, что ка­кая-то нрав­ст­вен­ность и эти­ка про­ду­ци­ру­ют­ся сре­дой, жиз­нен­ным уров­нем и спе­ци­фи­кой эта­па. Не бу­дет мес­та для раз­го­во­ров о по­доб­ных по­верх­но­ст­ных и фор­маль­ных из­ме­не­ни­ях. За всем этим бу­дут сто­ять, с од­ной сто­ро­ны, че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ка, и с дру­гой — жи­вот­ные цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ка, ес­ли мож­но так ска­зать. Но уж ес­ли упот­ре­бить ис­лам­скую тер­ми­но­ло­гию — с од­ной сто­ро­ны бу­дут ис­лам­ские цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и мо­раль, и с дру­гой — джа­хи­ли­ст­ские.

Ис­лам ут­вер­жда­ет свои че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ку, ко­то­рые раз­ви­ва­ют в че­ло­ве­ке те его ка­че­ст­ва, ко­то­рые от­ли­ча­ют че­ло­ве­ка от жи­вот­но­го, ста­вят их по раз­ные сто­ро­ны раз­де­ли­тель­ной чер­ты. Ис­лам не пе­ре­ста­ет фор­ми­ро­вать свои цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ку, за­кре­п­лять их и про­яв­лять о них за­бо­ту во всех об­ще­ст­вах, где он пре­об­ла­да­ет, не­за­ви­си­мо от то­го, на­хо­дят­ся ли они на ста­дии аг­рар­но­го или ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го раз­ви­тия, ве­дут ли они ко­че­вой об­раз жиз­ни, ос­но­ван­ный на вы­па­се ско­та, или ве­дут осед­лый об­раз жиз­ни, бед­ные они или бо­га­тые. Ис­лам раз­ви­ва­ет че­ло­ве­че­ские ка­че­ст­ва по­сле­до­ва­тель­но, под­ни­мая их на но­вый и но­вый уро­вень, рев­ни­во обе­ре­гая их от де­гра­да­ции на уро­вень жи­вот­но­го ми­ра. Ведь вос­хо­дя­щая ли­ния раз­ви­тия цен­но­стей и под­хо­дов идет от жи­вот­но­го по­да до вер­ши­ны че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния, и как толь­ко эта ли­ния от­кло­ня­ет­ся и при­ни­ма­ет ма­те­риа­ли­сти­че­скую на­прав­лен­ность, это — уже не ци­ви­ли­за­ция, а от­ста­лость или аль-джа­хи­лийя (язы­че­ское не­ве­же­ст­во).

 *      *      *

Об­ще­ст­во мож­но на­зы­вать ци­ви­ли­зо­ван­ным, ко­гда ба­зу его со­став­ля­ет се­мья, ко­гда се­мья фор­ми­ру­ет­ся на ос­но­ве “спе­циа­ли­за­ции” суп­ру­гов, ко­гда за­бо­та о под­рас­таю­щем по­ко­ле­нии яв­ля­ет­ся важ­ней­шей функ­ци­ей этой се­мьи. Ведь се­мья та­ко­го пла­на под се­нью ис­лам­ско­го за­ко­на пред­став­ля­ет со­бой сре­ду, в ко­то­рой фор­ми­ру­ют­ся и раз­ви­ва­ют­ся че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ка, упо­мя­ну­тые на­ми в пре­ды­ду­щем раз­де­ле. Со­мни­тель­но, что­бы эти цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность и эти­ка, ко­то­рые на­хо­дят свое во­пло­ще­ние в под­рас­таю­щем по­ко­ле­нии, мог­ли воз­ник­нуть в ка­кой-ни­будь дру­гой сре­де, чем та­кая се­мья. Ко­гда же ба­зу об­ще­ст­ва со­став­ля­ют так на­зы­вае­мые сво­бод­ные от­но­ше­ния в об­лас­ти сек­са и не­за­кон­ные по­ло­вые ак­ты, ко­гда от­но­ше­ния ме­ж­ду по­ла­ми ус­та­нав­ли­ва­ют­ся на ос­но­ве стра­сти, при­хо­ти или эмо­цио­наль­но­го по­ры­ва, а не на ос­но­ве дол­га и функ­цио­наль­ной спе­циа­ли­за­ции на уров­не се­мьи, ко­гда функ­ция жен­щи­ны сво­дит­ся к со­блаз­ну и ис­ку­ше­нию, ко­гда жен­щи­на из­бав­ля­ет­ся от сво­ей ос­нов­ной функ­ции — от за­бо­ты о под­рас­таю­щем по­ко­ле­нии, ко­гда она по соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­ве или под воз­дей­ст­ви­ем об­ще­ст­ва ста­но­вит­ся слу­жа­щей гос­ти­ни­цы, стю­ар­дес­сой на те­п­ло­хо­де или в са­мо­ле­те, ко­гда всю свою энер­гию жен­щи­на вкла­ды­ва­ет в ма­те­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во, из­го­тов­ле­ние из­де­лий, а не в про­из­вод­ст­во “че­ло­ве­че­ских дос­той­ных ка­честв” по той лишь при­чи­не, что на те­ку­щий мо­мент ма­те­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во до­ро­же, по­чет­нее и бла­го­род­нее, чем про­из­вод­ст­во че­ло­ве­че­ских дос­той­ных ка­честв, вне вся­ко­го со­мне­ния, что в та­ком слу­чае мы име­ем де­ло с ци­ви­ли­зо­ван­ным от­ста­ва­ни­ем на фо­не раз­ви­тия че­ло­ве­че­ской ци­ви­ли­за­ции или, по ис­лам­ской тер­ми­но­ло­гии, — пе­ред на­ми джа­хи­ли­ст­ская ци­ви­ли­за­ция.

Про­бле­ма се­мьи и от­но­ше­ний ме­ж­ду дву­мя по­ла­ми яв­ля­ет­ся ре­шаю­щей при оп­ре­де­ле­нии ха­рак­те­ра об­ще­ст­ва, т.е. в ус­та­нов­ле­нии его ка­че­ст­вен­ных ас­пек­тов: яв­ля­ет­ся ли оно от­ста­лым или ци­ви­ли­зо­ван­ным, джа­хи­ли­ст­ским или ис­лам­ским. Ес­ли в этом пла­не рас­смат­ри­вать об­ще­ст­ва, в ко­то­рых гос­под­ству­ют жи­вот­ные цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность, эти­ка и обы­чаи, то та­кие об­ще­ст­ва не мо­гут быть ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми, сколь бы вы­со­ко­го уров­ня раз­ви­тия они ни дос­тиг­ли в об­лас­ти про­мыш­лен­но­сти, эко­но­ми­ки и нау­ки. Этот кри­те­рий, т.е. со­стоя­ние се­мьи и ха­рак­тер взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду по­ла­ми, не зна­ет ошиб­ки при оп­ре­де­ле­нии уров­ня “че­ло­ве­че­ско­го” про­грес­са об­ще­ст­ва.

В со­вре­мен­ном джа­хи­ли­ст­ском об­ще­ст­ве по­ня­тие нрав­ст­вен­но­сти сжа­лось до та­кой сте­пе­ни, что пол­но­стью ос­во­бо­ди­лось от все­го, что име­ет от­но­ше­ние к “че­ло­ве­че­ской” обо­соб­лен­но­сти от “жи­вот­но­го” ха­рак­те­ра. В та­ких об­ще­ст­вах осу­ще­ст­в­ле­ние не­за­кон­ной по­ло­вой свя­зи или да­же яв­ле­ния сек­су­аль­ной из­вра­щен­но­сти не счи­та­ют­ся без­нрав­ст­вен­ным по­ро­ком. По­ня­тие нрав­ст­вен­но­сти ед­ва ли не сво­дит­ся в не­ко­то­рых слу­ча­ях к од­но­му из по­ня­тий эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских взаи­мо­от­но­ше­ний, впи­сы­ваю­щих­ся в рам­ки “выс­ших го­су­дар­ст­вен­ных ин­те­ре­сов”. К при­ме­ру, скан­дал, свя­зан­ный с Кри­стин Ки­лер и од­ним из бри­тан­ских ми­ни­ст­ров — Про­фи­мо — в со­от­вет­ст­вии с обыч­ным пра­вом анг­лий­ско­го об­ще­ст­ва не счи­тал­ся скан­да­лом, вы­зван­ным по при­чи­не сек­су­аль­но­го из­вра­ще­ния. Этот скан­дал рас­смат­ри­вал­ся в об­ще­ст­ве как скан­дал, вы­зван­ный свя­зя­ми Кри­сти­ны Ки­лер с со­вет­ским во­ен­но-мор­ским ат­та­ше, а от­сю­да-де про­ис­те­ка­ет опас­ность рас­кры­тия го­су­дар­ст­вен­ных тайн, по­сколь­ку Кри­сти­на Ки­лер од­но­вре­мен­но бы­ла в свя­зи с анг­лий­ским ми­ни­ст­ром. К то­му же всплы­ва­ла на по­верх­ность ложь, свя­зан­ная с бри­тан­ским пар­ла­мен­том. По­доб­ные скан­да­лы слу­ча­лись и в аме­ри­кан­ском се­на­те. Из­вест­ны так­же слу­чаи скан­да­лов, вы­зван­ных ра­зо­бла­че­ни­ем шпио­нов в аме­ри­кан­ских и бри­тан­ских го­су­дар­ст­вен­ных уч­ре­ж­де­ни­ях, ко­то­рые за­тем бе­жа­ли в Рос­сию. Пред­ставь­те се­бе, это бы­ли скан­да­лы не по­то­му, что они за­ме­ша­ны на сек­су­аль­ных из­вра­ще­ни­ях, а по­то­му, что пред­став­ля­ли со­бой опас­ность для “выс­ших го­су­дар­ст­вен­ных тайн”!

То здесь то там жур­на­ли­сты, пуб­ли­ци­сты и пи­са­те­ли в джа­хи­ли­ст­ских об­ще­ст­вах в от­кры­тую за­яв­ля­ют де­вуш­кам и жен­щи­нам, что-де сво­бод­ные сек­су­аль­ные от­но­ше­ния не яв­ля­ют­ся без­нрав­ст­вен­ным по­ступ­ком, а без­нрав­ст­вен­ность по­яв­ля­ет­ся лишь в том слу­чае, ко­гда юно­ша об­ма­ны­ва­ет свою под­ру­гу или ко­гда де­вуш­ка об­ма­ны­ва­ет юно­шу, не бы­ва­ет ис­крен­ней в сво­их дру­же­ст­вен­ных от­но­ше­ни­ях с ним. И бо­лее то­го, без­нрав­ст­вен­ным и по­роч­ным они счи­та­ют тот слу­чай, ко­гда жен­щи­на со­хра­ня­ет свою по­ря­доч­ность, в то вре­мя как чув­ст­во люб­ви к му­жу у нее ох­ла­де­ло. Доб­ро­по­ря­доч­ным по­ве­де­ни­ем вме­сте с тем счи­та­ет­ся, ко­гда жен­щи­на на­хо­дит се­бе “дру­га” и спо­кой­но от­да­ет ему свое те­ло. Этой те­ме по­свя­ще­ны де­сят­ки ро­ма­нов; сот­ни ин­фор­ма­ци­он­ных со­об­ще­ний, ка­ри­ка­тур­ных ри­сун­ков и анек­до­тов чер­па­ют в этой те­ме свое вдох­но­ве­ние.

Та­кие об­ще­ст­ва с точ­ки зре­ния “че­ло­ве­ка” и ли­нии по кри­те­рию “че­ло­ве­че­ско­го” про­грес­са счи­та­ют­ся об­ще­ст­ва­ми джа­хи­ли­ст­ски­ми, об­ще­ст­ва­ми от­ста­лы­ми и не­ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми.

Ли­ния “че­ло­ве­че­ско­го” про­грес­са на­прав­ле­на на сдер­жи­ва­ние жи­вот­ных при­хо­тей и стра­стей, на по­дав­ле­ние их в рам­ках се­мьи на том ос­но­ва­нии, что это яв­ля­ет­ся ее дол­гом по хо­ду вы­пол­не­ния сво­ей “че­ло­ве­че­ской функ­ции”, це­лью ко­то­рой яв­ля­ет­ся не дос­ти­же­ние на­сла­ж­де­ний, а под­го­тов­ка и вос­пи­та­ние че­ло­ве­че­ско­го под­рас­таю­ще­го по­ко­ле­ния, ко­то­рое унас­ле­ду­ет от ны­неш­не­го по­ко­ле­ния “че­ло­ве­че­скую” ци­ви­ли­за­цию со свои­ми наи­бо­лее ха­рак­тер­ны­ми чер­та­ми — чер­та­ми “че­ло­ве­че­ски­ми”. Мо­ло­дое по­ко­ле­ние, ко­то­рое бу­дет про­дви­гать­ся даль­ше по пу­ти “че­ло­ве­че­ско­го” и все бо­лее и бо­лее от­да­лять­ся от “жи­вот­но­го”, мож­но вос­пи­тать лишь в рам­ках се­мьи, ко­то­рая обес­пе­че­на га­ран­тия­ми безо­пас­но­сти и эмо­цио­наль­ной ста­биль­но­сти, ко­то­рая зи­ж­дет­ся на дол­ге, не под­даю­щем­ся воз­дей­ст­вию пре­хо­дя­щих эмо­цио­наль­ных по­тря­се­ний. Та­кая че­ло­ве­че­ская ко­лы­бель, как се­мья, не мо­жет воз­ник­нуть в об­ще­ст­ве, ко­то­рое воз­ни­ка­ет и фор­ми­ру­ет­ся под воз­дей­ст­ви­ем та­ких по­роч­ных и от­рав­лен­ных вдох­но­ве­ний и ука­за­ний, в ко­то­ром па­да­ет нрав­ст­вен­но-эти­че­ский уро­вень и ко­то­рое ли­ше­но и не зна­ет ни­ка­кой куль­ту­ры сек­су­аль­ной жиз­ни.

На фо­не все­го вы­ше­ска­зан­но­го мы ви­дим, что для че­ло­ве­ка наи­бо­лее под­хо­дят ис­лам­ские цен­но­сти, нрав­ст­вен­ность, эти­ка, вдох­но­ве­ние и га­ран­тии. Во­ис­ти­ну, Ис­лам — это ци­ви­ли­за­ция, а ис­лам­ское об­ще­ст­во — об­ще­ст­во ци­ви­ли­зо­ван­ное. Имен­но в этом за­клю­ча­ет­ся не­зыб­ле­мый кри­те­рий, ко­то­рый не при­ни­ма­ет рас­плыв­ча­то­го ха­рак­те­ра или “не раз­ви­ва­ет­ся”.

*      *      *

И на­ко­нец, че­ло­век ста­но­вит­ся пре­ис­пол­нен­ным ат­ри­бу­та­ми ци­ви­ли­за­ции лишь в том слу­чае, ко­гда он на сво­ей зем­ле уст­раи­ва­ет ха­ли­фат Ал­ла­ха в пра­виль­ном его по­ни­ма­нии, т.е. ко­гда он ис­кре­нен в сво­ем по­кло­не­нии и слу­же­нии Ал­ла­ху и из­бав­ля­ет­ся от по­кло­не­ния ко­му-ли­бо дру­го­му; ко­гда он про­во­дит в жизнь за­кон Ал­ла­ха и от­вер­га­ет при­зна­ние ле­ги­тим­но­сти за­ко­на ко­го-ли­бо дру­го­го; ко­гда свою жизнь от стро­ит пол­но­стью в со­от­вет­ст­вии с ша­риа­том Ал­ла­ха и от­вер­га­ет дей­ст­вие ка­ко­го-ли­бо дру­го­го за­ко­на ша­риа­том, ис­точ­ни­ком ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся не Ал­лах; ко­гда он жи­вет с уче­том цен­но­стей, нрав­ст­вен­но­сти и эти­ки, ус­та­нов­лен­ных Ал­ла­хом и от­вер­га­ет вся­кие дру­гие фаль­ши­вые ва­ри­ан­ты цен­но­стей, нрав­ст­вен­но­сти и эти­ки. Кро­ме это­го, че­ло­век дол­жен по­сле все­го это­го по­сти­гать все­лен­ские за­ко­но­мер­но­сти, ко­то­рые Ал­лах ус­та­но­вил для ма­те­ри­аль­но­го ми­ра, ис­поль­зо­вать их во имя про­грес­са жиз­ни, для по­ис­ка и до­бы­чи под­зем­ных ис­ко­пае­мых и обес­пе­че­ния про­дук­тов пи­та­ния, что бы­ло за­ре­зер­ви­ро­ва­но Ал­ла­хом.

По во­ле Ал­ла­ха эти за­ко­но­мер­но­сти ста­ли пе­ча­тя­ми, за ко­то­ры­ми скры­ва­ют­ся все эти бо­гат­ст­ва. Все­выш­ний дал че­ло­ве­ку спо­соб­ность вскры­вать эти пе­ча­ти в той ме­ре, в ка­кой они нуж­ны ему на зем­ле под се­нью ха­ли­фа­та, т.е. раз­ви­вать ха­ли­фат на зем­ле в со­от­вет­ст­вии с по­ве­ле­ни­ем Ал­ла­ха и обя­за­тель­ст­вом пе­ред Ним. Под­лин­но ци­ви­ли­зо­ван­ный че­ло­век за­став­ля­ет бить ис­точ­ни­ки про­пи­та­ния, пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет сы­рую ма­те­рию, соз­да­ет раз­лич­ные от­рас­ли про­мыш­лен­но­сти, ис­поль­зуя при этом весь по­тен­ци­ал тех­ни­че­ско­го зна­ния и опы­та, на­ко­п­лен­но­го на про­тя­же­нии всей че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. По­сту­пая та­ким об­ра­зом, как мы го­во­ри­ли вы­ше, че­ло­век ста­но­вит­ся бо­же­ст­вен­ным, он уст­раи­ва­ет на зем­ле ха­ли­фат Ал­ла­ха по­доб­но то­му, о ко­то­ром мы уже го­во­ри­ли. И толь­ко в та­ком слу­чае че­ло­век ста­но­вит­ся пре­ис­пол­нен­ным ат­ри­бу­та­ми ци­ви­ли­за­ции. Что же ка­са­ет­ся ма­те­ри­аль­но­го твор­че­ст­ва и толь­ко, то это яв­ле­ние в Ис­ла­ме не на­зы­ва­ет­ся ци­ви­ли­за­ци­ей. Оно, как та­ко­вое, ре­аль­но су­ще­ст­ву­ет под се­нью аль-джа­хи­лийи. Ал­лах, в про­цес­се опи­са­ния аль-джа­хи­лийи при­во­дит не­ко­то­рые об­раз­цы та­ко­го ма­те­ри­аль­но­го твор­че­ст­ва.

“Не­у­же­ли вы строи­те на ка­ж­дой воз­вы­шен­но­сти ди­во, за­бав­ля­ясь.

И уст­раи­вае­те вы ук­ра­ша­тель­ст­ва, — мо­жет быть, ока­же­тесь вы веч­ны­ми!

А ко­гда вы вла­ды­че­ст­вуе­те, вла­ды­че­ст­вуе­те ти­ра­на­ми.

По­бой­тесь же Ал­ла­ха и по­ви­нуй­тесь Мне!

И по­бой­тесь то­го, кто по­мог вам, чем вы знае­те!

Он по­мог вам ста­да­ми и сы­новь­я­ми, са­да­ми и ручь­я­ми.

Я бо­юсь для вас на­ка­за­ния дня ве­ли­ко­го” (По­эты, ая­ты 128-135).

“Раз­ве вы бу­де­те ос­тав­ле­ны сре­ди то­го, что здесь, безо­пас­ны­ми?

Сре­ди са­дов и ис­точ­ни­ков, и по­се­вов и пальм, пло­ды ко­то­рых неж­ны. И вы­се­кае­те вы до­ма в го­рах, ки­чась. По­бой­тесь же Ал­ла­ха и по­ви­нуй­тесь Мне! И не по­ви­нуй­тесь при­ка­зам рас­пут­ных, ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют пор­чу на зем­ле и не тво­рят бла­га” (По­эты, ая­ты 146-152).

“А ко­гда они за­бы­ли то, о чем им на­по­ми­на­ли, Мы от­кры­ли пе­ред ни­ми вра­та все­го. А ко­гда они ра­до­ва­лись то­му, что им бы­ло да­ро­ва­но, Мы вне­зап­но схва­ти­ли их, и вот, они — в от­чая­нии. И усе­чен был по­след­ний из тех, ко­то­рые бы­ли не­пра­вед­ны. И хва­ла Ал­ла­ху, Гос­по­ду ми­ров!” (Скот, ая­ты 44-45).

“…а ко­гда зем­ля при­об­ре­ла свой блеск и раз­ук­ра­си­лась, и ду­ма­ли оби­та­те­ли ее, что они вла­ст­ву­ют над ней, при­шло к ней На­ше по­ве­ле­ние но­чью или днем, и Мы сде­ла­ли ее по­жа­той, как буд­то бы и не бы­ла она бо­га­той вче­ра…” (Йу­нус, аят 25).

Од­на­ко Ис­лам, как мы уже от­ме­ча­ли вы­ше, не пре­зи­ра­ет ма­те­рию, как и не пре­зи­ра­ет ма­те­ри­аль­ное твор­че­ст­во. Он лишь де­ла­ет под се­нью за­ко­на Ал­ла­ха эту раз­но­вид­ность про­грес­са од­ним из благ, ни­спо­сы­лае­мых Ал­ла­хом сво­им ра­бам. Че­рез эти бла­га Ал­лах со­об­ща­ет им ра­до­ст­ную весть о воз­на­гра­ж­де­нии за их по­слу­ша­ние:

“… и го­во­рил: “Про­си­те про­ще­ния у Гос­по­да ва­ше­го, Он — про­ща­ющ, Он по­шлет на вас не­бо до­ж­дем, и под­дер­жит вас иму­ще­ст­вом и деть­ми, и уст­ро­ит для вас са­ды, и уст­ро­ит для вас ре­ки” (Нух, ая­ты 9-11).

“А ес­ли бы оби­та­те­ли се­ле­ний уве­ро­ва­ли и боя­лись Ал­ла­ха, Мы от­кры­ли бы им бла­го­сло­ве­ния не­ба и зем­ли. Но они со­чли ло­жью, и Мы схва­ти­ли их за то, что они при­об­ре­та­ли!” (Пре­гра­ды, аят 94).

Важ­ным в дан­ном слу­чае яв­ля­ет­ся ба­за, на ко­то­рой ос­но­вы­ва­ет­ся этот про­мыш­лен­ный про­гресс, и цен­но­сти, ко­то­рые гос­под­ству­ют в дан­ном об­ще­ст­ве и из со­во­куп­но­сти ко­то­рых фор­ми­ру­ют­ся спе­ци­фи­че­ские чер­ты “че­ло­ве­че­ской” ци­ви­ли­за­ции.

*      *      *

И еще один мо­мент, ба­за на­чаль­но­го раз­ви­тия ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва и ха­рак­тер его ор­га­ни­че­ско­го фор­ми­ро­ва­ния де­ла­ют его ори­ги­наль­ным и уни­каль­ным в сво­ем ро­де об­ще­ст­вом, к ко­то­ро­му не при­ме­ни­мы и не под­хо­дят ни­ка­кие раз­но­вид­но­сти тео­рий, объ­яс­няю­щих ста­нов­ле­ние джа­хи­ли­ст­ско­го об­ще­ст­ва и ха­рак­тер его ор­га­ни­че­ско­го фор­ми­ро­ва­ния. Ис­лам­ское об­ще­ст­во суть по­ро­ж­де­ние дви­же­ния. Са­мо же дви­же­ние внут­ри его — не­пре­рыв­но, и имен­но оно оп­ре­де­ля­ет судь­бы лич­но­стей в Ис­ла­ме и их дос­то­ин­ст­ва, и уже по­том оп­ре­де­ля­ет их функ­ции в ре­ли­гии и за­ни­мае­мые ими долж­но­сти.

Дви­же­ние, от ко­то­ро­го из­на­чаль­но бе­рет свои ис­то­ки об­ще­ст­во, са­мо по се­бе про­ис­те­ка­ет из­вне зем­но­го ареа­ла и из­вне че­ло­ве­че­ской сре­ды. Оно оли­це­тво­ря­ет­ся в ве­ро­уче­нии, нис­хо­дя­щем для че­ло­ве­че­ст­ва от Ал­ла­ха. Оно фор­ми­ру­ет у лю­дей пред­став­ле­ние о бы­тии, жиз­ни, ис­то­рии, цен­но­стях и на­ме­ре­ни­ях (це­лях). Дви­же­ние оп­ре­де­ля­ет для лю­дей за­кон к дей­ст­ви­ям, ко­то­рый реа­ли­зу­ет это пред­став­ле­ние. При­чи­на­ми пер­во­го толч­ка, ко­то­рые про­ду­ци­ру­ют дви­же­ние, яв­ля­ют­ся не ду­ши лю­дей и не ма­те­рия Все­лен­ной. Как мы уже го­во­ри­ли вы­ше, дви­же­ние про­ис­те­ка­ет не из зем­но­го ареа­ла и не из че­ло­ве­че­ской сре­ды, что, соб­ст­вен­но, и яв­ля­ет­ся пер­вой от­ли­чи­тель­ной чер­той при­ро­ды ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва и его струк­ту­ры.

Пер­во­при­чи­ной дви­же­ния яв­ля­ет­ся эле­мент, ле­жа­щий вне че­ло­ве­че­ской сре­ды и вне сре­ды ма­те­ри­аль­ной Все­лен­ной.

С это­го со­кры­то­го пре­до­пре­де­ляю­ще­го эле­мен­та, ко­то­ро­го из лю­дей ни­кто не ожи­дал и не при­ни­мал в рас­чет, без то­го, что­бы там не бы­ло ру­ки че­ло­ве­ка, с са­мо­го на­ча­ла на­чи­на­ют­ся пер­вые ша­ги дви­же­ния по ста­нов­ле­нию ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва. Вме­сте с эти­ми ша­га­ми на­чи­на­ет­ся так­же и дея­тель­ность че­ло­ве­ка. Че­ло­век ве­рит в это ве­ро­уче­ние, нис­хо­дя­щее к не­му из это­го со­кры­то­го ис­точ­ни­ка, и имею­щее ме­сто в этом ми­ре по пре­до­пре­де­ле­нию Ал­ла­ха, и ни­ко­го дру­го­го. Как юри­ди­че­ская нор­ма бы­тие ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва на­чи­на­ет­ся с то­го мо­мен­та, как один че­ло­век уве­ро­вал в это ве­ро­уче­ние. Этот че­ло­век не по­лу­чит ве­ро­уче­ние для то­го, что­бы замк­нуть­ся в се­бе. Он не­пре­мен­но вы­сту­пит с про­по­ве­дью это­го уче­ния. В этом — при­ро­да это­го ве­ро­уче­ния, в этом — при­ро­да жи­во­го дви­же­ния. Выс­шая си­ла, ко­то­рая на­пра­ви­ла дви­же­ние в серд­це это­го че­ло­ве­ка, зна­ет, что на нем не ос­та­но­вит­ся, а ре­ши­тель­но пой­дет даль­ше. Жи­вой им­пульс, че­рез ко­то­рый в серд­це это­го че­ло­ве­ка бы­ло прив­не­се­но ве­ро­уче­ние, бу­дет и впредь про­дви­гать­ся по сво­ему пу­ти.

Ко­гда чис­ло уве­ро­вав­ших в это ре­ли­ги­оз­ное уче­ние дос­тиг­нет трех, то­гда ве­ро­уче­ние са­мо ска­жет им: вы те­перь — це­лое об­ще­ст­во, не­за­ви­си­мое ис­лам­ское об­ще­ст­во, от­лич­ное от об­ще­ст­ва джа­хи­ли­ст­ско­го, ко­то­рое не при­ни­ма­ет это ве­ро­уче­ние и в пре­де­лах ко­то­ро­го не гос­под­ству­ют ос­нов­ные цен­но­сти это­го ве­ро­уче­ния, на ко­то­рые мы уже ука­зы­ва­ли вы­ше. В этот мо­мент как раз и по­яв­ля­ет­ся ре­аль­но ис­лам­ское об­ще­ст­во.

Да­лее трое ве­рую­щих ста­но­вят­ся де­ся­тью, де­ся­ток пре­вра­ща­ет­ся в сот­ню, сот­ня ста­но­вит­ся ты­ся­чью, от ты­ся­чи уже про­ис­те­ка­ет две­на­дцать ты­сяч и т.д. Так по­сте­пен­но уси­ли­ва­ет­ся и ут­вер­жда­ет­ся ис­лам­ское об­ще­ст­во.

На этом пу­ти раз­во­ра­чи­ва­ет­ся бит­ва, и в эту бит­ву всту­па­ет на­ро­див­шее­ся об­ще­ст­во, ко­то­рое вы­де­ли­лось бла­го­да­ря сво­ему ве­ро­уче­нию и ми­ро­воз­зре­нию, бла­го­да­ря сво­им цен­но­стям и кри­те­ри­ям, вы­де­ли­лось со всем сво­им бы­ти­ем и соз­на­ни­ем из джа­хи­ли­ст­ско­го об­ще­ст­ва, за­хва­тив с со­бою не­ко­то­рых из его чле­нов. Дви­же­ние по это­му пу­ти осу­ще­ст­в­ля­ет­ся от на­чаль­ной точ­ки от­сче­та и про­дол­жа­ет­ся в на­прав­ле­нии вид­но­го и не­за­ви­си­мо­го бы­тия. Оно ха­рак­тер­но для ка­ж­до­го из чле­нов но­во­го об­ще­ст­ва. Оно при­да­ет че­ло­ве­ку вес и ав­то­ри­тет в этом об­ще­ст­ве в со­от­вет­ст­вии с ис­лам­ской оцен­кой и кри­те­ри­ем. Его вес в об­ще­ст­ве при­зна­ет­ся об­ще­ст­вом, и при этом че­ло­век не ну­ж­да­ет­ся в том, что­бы про­тал­ки­вать се­бя или за­яв­лять о се­бе. На­про­тив, его ре­ли­ги­оз­ные убе­ж­де­ния и гос­под­ствую­щие в его серд­це и об­ще­ст­ве цен­но­сти к то­му вре­ме­ни бу­дут ока­зы­вать на не­го дав­ле­ние, с тем что­бы он не вы­пя­чи­вал­ся и скры­вал се­бя пе­ред уст­рем­лен­ны­ми на не­го в че­ло­ве­че­ском об­ще­ст­ве взо­ра­ми.

Од­на­ко “дви­же­ние”, ко­то­рое яв­ля­ет­ся ха­рак­тер­ной чер­той ис­лам­ско­го ве­ро­уче­ния, ха­рак­тер­ные чер­ты му­суль­ман­ско­го об­ще­ст­ва, по­ро­ж­ден­ные этим дви­же­ни­ем, не по­зво­лят ни­ко­му скрыть­ся. Ка­ж­дый член ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва не­пре­мен­но дол­жен пре­бы­вать в дви­же­нии. Дви­же­ние — в его ре­ли­ги­оз­ных убе­ж­де­ни­ях, дви­же­ние — в его кро­ви, дви­же­ние — в его об­ще­ст­ве и в са­мой ор­га­ни­че­ской струк­ту­ре это­го об­ще­ст­ва. Ис­лам­ское об­ще­ст­во ок­ру­же­но джа­хи­лий­ей (язы­че­ским не­ве­же­ст­вом), пе­ре­жит­ки джа­хи­ли­ст­ско­го об­ще­ст­ва ос­та­ют­ся в нем са­мом и в ду­шах тех, кто спло­тил­ся во­круг ис­лам­ско­го при­зы­ва. Эта бит­ва — бес­ко­неч­на, и Джи­хад ус­рем­ля­ет­ся впе­ред, на­встре­чу Дню Су­да.

В рит­мах это­го дви­же­ния, в про­цес­се это­го дви­же­ния оп­ре­де­ля­ет­ся по­ло­же­ние ка­ж­до­го че­ло­ве­ка в этом об­ще­ст­ве, оп­ре­де­ля­ет­ся его функ­ция, осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ор­га­ни­че­ское фор­ми­ро­ва­ние са­мо­го об­ще­ст­ва с со­хра­не­ни­ем гар­мо­нии ме­ж­ду со­во­куп­но­стью его чле­нов и со­во­куп­но­стью их функ­ций.

Та­кое воз­ник­но­ве­ние и та­кое фор­ми­ро­ва­ние яв­ля­ют­ся дву­мя из осо­бен­но­стей ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва, ко­то­рые от­ли­ча­ют его, от­ли­ча­ют его бы­тие и струк­ту­ру, от­ли­ча­ют его ха­рак­тер и фор­му, от­ли­ча­ют его сис­те­му, а так­же ис­пол­ни­тель­ные ак­ции по этой сис­те­ме. Имен­но эти две осо­бен­но­сти де­ла­ют все эти ха­рак­тер­ные чер­ты не­за­ви­си­мы­ми, по­сле че­го их уже нель­зя трак­то­вать с по­мо­щью ино­род­ных об­ще­ст­вен­ных по­ня­тий, чу­ж­дых для них. Их нель­зя изу­чать на ос­но­ва­нии чу­ж­дой для их при­ро­ды ме­то­ди­ки. Они те­ря­ют си­лу в слу­чае при­ме­не­ния к ним про­це­дур, по­черп­ну­тых из дру­гой сис­те­мы.

*      *      *

Мы ви­дим на ос­но­ва­нии на­ше­го не­за­ви­си­мо­го оп­ре­де­ле­ния ци­ви­ли­за­ции, что ис­лам­ское об­ще­ст­во пред­став­ля­ет со­бой не ис­то­ри­че­ский об­раз, ра­зы­ски­вае­мый в вос­по­ми­на­ни­ях про­шло­го, а тре­бо­ва­ние со­вре­мен­но­сти и на­де­ж­ду на бу­ду­щее. Оно пред­став­ля­ет со­бой цель, к ко­то­рой мо­жет уст­рем­лять­ся все че­ло­ве­че­ст­во се­го­дня и зав­тра, с тем что­бы из­влечь об­ще­ст­во из про­пас­ти джа­хи­лийи, в ко­то­рую он па­да­ет, не­за­ви­си­мо от то­го, идет ли речь о язы­че­ском не­ве­же­ст­ве про­мыш­лен­но и эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых на­ций или на­ций от­ста­лых в этом от­но­ше­нии.

В це­лом упо­ми­нав­шие­ся на­ми вы­ше цен­но­сти от­но­сят­ся к ка­те­го­рии че­ло­ве­че­ских цен­но­стей. Че­ло­ве­че­ст­во мо­жет дос­тичь их толь­ко в пе­ри­од “ис­лам­ской ци­ви­ли­за­ции”. (Здесь мы долж­ны об­ра­тить вни­ма­ние на то, что мы име­ем в ви­ду под тер­ми­ном “ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция”. Это — ци­ви­ли­за­ция, в рам­ках ко­то­рой эти цен­но­сти име­ют­ся в на­ли­чии и в изо­би­лии, и от­нюдь не ци­ви­ли­за­ция, где име­ют­ся в на­ли­чии все­об­щий ин­ду­ст­ри­аль­но-эко­но­ми­че­ский про­гресс или про­гресс на­уч­ный, но от­ме­ча­ет­ся от­ста­ва­ние об­ще­ст­ва в об­лас­ти че­ло­ве­че­ских цен­но­стей).

Эти цен­но­сти ни в ко­ем слу­чае не “иде­аль­но-фан­та­сти­че­ские”. Они — “ре­аль­но-прак­ти­че­ские”. Эти цен­но­сти реа­ли­зу­ют­ся че­ло­ве­че­ским уси­ли­ем под се­нью пра­виль­ных ис­лам­ских по­ня­тий. Реа­ли­за­ция их осу­ще­ст­ви­ма во вся­кой че­ло­ве­че­ской сре­де, не­за­ви­си­мо от ха­рак­те­ра про­мыш­лен­но-эко­но­ми­че­ско­го и на­уч­но­го про­грес­са. Цен­но­сти не про­ти­во­ре­чат про­грес­су и, на­про­тив, спо­соб­ст­ву­ют ему во всех об­лас­тях ха­ли­фа­та са­мой сво­ей ве­ро­ис­по­ве­даль­ной ло­ги­кой. Од­на­ко в то же вре­мя они не ос­та­ют­ся без­дея­тель­ны­ми в стра­нах, ко­то­рые по­ка еще не дос­тиг­ли за­мет­ных ус­пе­хов в этих об­лас­тях. С по­мо­щью этих цен­но­стей ци­ви­ли­за­ция мо­жет су­ще­ст­во­вать в лю­бом мес­те и в лю­бой сре­де. Что же ка­са­ет­ся ма­те­ри­аль­ных форм, ко­то­рые при­ни­ма­ют эти цен­но­сти, то несть им чис­ла, по­то­му что в ка­ж­дой сре­де они ис­поль­зу­ют ре­аль­но су­ще­ст­вую­щий по­тен­ци­ал и раз­ви­ва­ют его.

Та­ким об­ра­зом, ис­лам­ское об­ще­ст­во с точ­ки зре­ния его фор­мы и мас­шта­бов, раз­но­вид­но­сти гос­под­ствую­щей в его рам­ках жиз­ни и не пред­став­ля­ет со­бой не­зыб­ле­мый ис­то­ри­че­ский об­раз. Ко­гда мы го­во­рим “ис­то­ри­че­ский”, мы име­ем в ви­ду лишь то, что эти цен­но­сти бы­ли из­вест­ны на кон­крет­ном ис­то­ри­че­ском от­рез­ке вре­ме­ни. В про­тив­ном слу­чае эти цен­но­сти не яв­ля­ют­ся про­дук­том ис­то­рии и по при­ро­де сво­ей ни­ко­им об­ра­зом не свя­за­ны со вре­ме­нем. Они суть ис­ти­на, при­шед­шая к че­ло­ве­че­ст­ву из бо­же­ст­вен­но­го ис­точ­ни­ка, из вне­че­ло­ве­че­ской ре­аль­но­сти, а так­же из­вне ма­те­ри­аль­но­го бы­тия.

Ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция мо­жет при­ни­мать раз­лич­ные фор­мы в про­цес­се сво­его ма­те­ри­аль­но­го раз­ви­тия. Од­на­ко прин­ци­пы и цен­но­сти, на ко­то­рых она зи­ж­дет­ся, не ме­ня­ют­ся, по­то­му что они яв­ля­ют­ся со­став­ны­ми час­тя­ми этой ци­ви­ли­за­ции. Это — по­кло­не­ние Еди­но­му Ал­ла­ху, и ни­ко­му дру­го­му, объ­е­ди­не­ние на ос­но­ве ве­ры в Не­го, воз­ве­ли­чи­ва­ние че­ло­ве­че­ских ду­хов­ных ка­честв, а не ма­те­ри­аль­ных цен­но­стей, гос­под­ство та­ких цен­но­стей, ко­то­рые раз­ви­ва­ют че­ло­ве­че­ские, а не жи­вот­ные ка­че­ст­ва. Со­став­ной ча­стью ис­лам­ской ци­ви­ли­за­ции яв­ля­ет­ся свя­тость се­мьи, ха­ли­фат на зем­ле на ос­но­ве до­го­во­ра и ус­ло­вий Ал­ла­ха, а так­же пре­тво­ре­ние в жизнь за­ко­на Ал­ла­ха и его ша­риа­та во всех де­лах это­го ха­ли­фа­та.

“Фор­мы” ис­лам­ской ци­ви­ли­за­ции, ко­то­рые зи­ж­дят­ся на этих не­зыб­ле­мых прин­ци­пах, на­хо­дят­ся под воз­дей­ст­ви­ем уров­ня ин­ду­ст­ри­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го и на­уч­но­го раз­ви­тия, по­то­му что они ис­поль­зу­ют то, что ре­аль­но су­ще­ст­ву­ет в ка­ж­дой сре­де. Не­труд­но за­ме­тить да­лее, что эти фор­мы не­пре­мен­но долж­ны быть раз­лич­ны­ми. Они не­из­беж­но долж­ны раз­ли­чать­ся ме­ж­ду со­бой, с тем что­бы обес­пе­чить дос­та­точ­ную гиб­кость впи­сы­ва­ния всех сред и всех уров­ней в ис­лам­ские рам­ки и адап­та­цию с ис­лам­ски­ми цен­но­стя­ми и со­став­ляю­щи­ми. Гиб­кость внеш­них форм ци­ви­ли­за­ции не на­вя­зы­ва­ет­ся ис­лам­ско­му ве­ро­уче­нию, от ко­то­ро­го от­поч­ко­вы­ва­ет­ся эта ци­ви­ли­за­ция, а про­ис­те­ка­ет из са­мой при­ро­ды его. Од­на­ко не сле­ду­ет за­бы­вать, что гиб­кость — это от­нюдь не рас­плыв­ча­тость. Раз­ни­ца ме­ж­ду ни­ми слиш­ком ве­ли­ка.

В аф­ри­кан­ской сре­де Ис­лам соз­да­вал ци­ви­ли­за­цию сре­ди го­лых лю­дей, по­сколь­ку сра­зу же с по­яв­ле­ни­ем Ис­ла­ма в этом ре­гио­не го­лые те­ла об­ла­чи­лись в оде­ж­ды. Лю­ди вхо­ди­ли в ци­ви­ли­за­цию оде­ж­ды, что пре­ду­смат­ри­ва­ет­ся пря­мым ис­лам­ским ука­за­ни­ем. Из ту­пой без­дея­тель­но­сти и апа­тии лю­ди ста­ли об­ра­щать­ся к управ­ляе­мой тру­до­вой дея­тель­но­сти для экс­плуа­та­ции со­кро­вищ ма­те­ри­аль­но­го бы­тия. Они ста­ли так­же пе­ре­хо­дить от ро­до-пле­мен­ной ста­дии об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия к уров­ню Ум­мы, от по­кло­не­ния ог­ра­ни­чен­ным то­те­мам к по­кло­не­нию Гос­по­ду ми­ров. Что мо­жет быть ци­ви­ли­за­ци­ей, ес­ли не это? Это — ци­ви­ли­за­ция дан­ной сре­ды, ци­ви­ли­за­ция, ко­то­рая опи­ра­ет­ся на свои ре­аль­но су­ще­ст­вую­щие воз­мож­но­сти. Что же ка­са­ет­ся тех слу­ча­ев, ко­гда Ис­лам всту­па­ет в иную сре­ду, то он на ос­но­ва­нии сво­их не­зыб­ле­мых цен­но­стей соз­да­ет иную фор­му в ря­ду форм ци­ви­ли­за­ции, ис­поль­зуя для этой це­ли ре­аль­но су­ще­ст­вую­щие по­тен­ци­аль­ные воз­мож­но­сти дан­ной сре­ды, при­сту­пая за­тем к их даль­ней­ше­му раз­ви­тию.

Та­ким об­ра­зом, ста­нов­ле­ние ци­ви­ли­за­ции по пу­ти Ис­ла­ма и в со­от­вет­ст­вии с его за­ко­ном уже яв­ля­ет­ся в оп­ре­де­лен­ной ме­ре ин­ду­ст­ри­аль­но-эко­но­ми­че­ским и на­уч­ным про­грес­сом. Ес­ли да­же ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция, вста­вая на но­ги, и ис­поль­зу­ет этот про­гресс при его на­ли­чии в сво­их це­лях, она энер­гич­но под­тал­ки­ва­ет его даль­ней­шее раз­ви­тие впе­ред и воз­вы­ша­ет его це­ли. Ес­ли та­ко­го про­грес­са нет, то поя­вив­шая­ся ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция ак­тив­но его соз­да­ет и обес­пе­чи­ва­ет его не­пре­рыв­ное и по­сле­до­ва­тель­ное раз­ви­тие. Вме­сте с тем, в лю­бом слу­чае ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция про­дол­жа­ет сто­ять на сво­их не­за­ви­си­мых ос­но­вах. Му­суль­ман­ское об­ще­ст­во при этом со­хра­ня­ет свой спе­ци­фи­че­ский ха­рак­тер и свою ор­га­ни­че­скую струк­ту­ру, ко­то­рые ис­хо­дят от точ­ки на­чаль­но­го от­сче­та раз­ви­тия ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва, точ­ки, ко­то­рая от­ли­ча­ет его от всех джа­хи­ли­ст­ских об­ществ:

“По ре­ли­гии Ал­ла­ха! А кто луч­ше Ал­ла­ха ре­ли­ги­ей? И Ему мы по­кло­ня­ем­ся” (Ко­ро­ва, аят 138).

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: