RSS

5) ДЖИ­ХАД НА ПУ­ТИ АЛ­ЛА­ХА

Имам ибн аль-Кей­им ре­зю­ми­ро­вал кон­цеп­цию Джи­ха­да в Ис­ла­ме в сво­ем тру­де “Задд аль-Ма­ад”, в раз­де­ле, ко­то­рый он по­мес­тил под за­го­лов­ком “О по­ряд­ке сле­до­ва­ния пра­вед­но­му пу­ти в от­но­ше­ни­ях с не­ве­рую­щи­ми и ли­це­ме­ра­ми с мо­мен­та вы­сту­п­ле­ния Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) со сво­ей мис­си­ей и до то­го, как он встре­тил­ся с Ал­ла­хом, Все­сла­вен Он и Все­мо­гущ”. Пер­вое, что бы­ло вну­ше­но Им, да ос­ве­тит­ся имя Все­выш­не­го, это то, что­бы Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) чи­тал во имя сво­его Гос­по­да, ко­то­рый со­тво­рил. Он по­ве­лел ему, что­бы он чи­тал про се­бя. Он сде­лал его Про­ро­ком (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), ска­зав: “Чи­тай” и сде­лал его по­слан­ни­ком (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), ска­зав:

“О за­вер­нув­ший­ся в плащ! Встань и уве­ще­вай” (За­вер­нув­ший­ся, ая­ты 1-2).

За­тем Он по­ве­лел ему, что­бы он пре­дос­те­рег сво­их бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков, что­бы пре­дос­те­рег по­сле это­го свой на­род, что­бы пре­дос­те­рег за­тем про­жи­ваю­щих во­круг не­го ара­бов, что­бы пре­дос­те­рег по­сле это­го всех ара­бов вме­сте, а по­том — и всех оби­та­те­лей это­го ми­ра. В те­че­ние де­ся­ти с лиш­ним лет по­сле это­го про­ро­че­ст­ва он уве­ще­вал лю­дей ис­лам­ским при­зы­вом, не при­бе­гая ни к ка­ким во­ен­ным дей­ст­ви­ям и не на­ла­гая ни­ка­ко­го на­ло­га. Ал­лах по­ве­лел ему быть воз­дер­жан­ным, про­яв­лять тер­пе­ние и про­щать. Позд­нее Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) бы­ло раз­ре­ше­но со­вер­шить пе­ре­се­ле­ние (хид­жра) из Мек­ки в Ме­ди­ну и при­сту­пить к во­ен­ным дей­ст­ви­ям. Все­выш­ний на­ка­зал ему вес­ти во­ен­ные дей­ст­вия про­тив то­го, кто вы­сту­па­ет про­тив не­го с ме­чом, и ос­та­вить в по­кое то­го, кто под­дер­жи­ва­ет Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) и не ве­дет про­тив не­го во­ен­ных дей­ст­вий. Да­лее Он на­ка­зал Му­хам­ма­ду (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) вес­ти во­ен­ные дей­ст­вия про­тив мно­го­бож­ни­ков, с тем что­бы вся ре­ли­гия при­над­ле­жа­ла Ал­ла­ху. Не­ве­рую­щие к мо­мен­ту на­ка­за вес­ти Джи­хад раз­де­ля­лись на три ка­те­го­рии: лю­ди, ко­то­рые доб­ро­воль­но под­чи­ни­лись му­суль­ма­нам и за­клю­чи­ли с ни­ми до­го­вор; лю­ди, ко­то­рые на­хо­ди­лись в со­стоя­нии вой­ны с му­суль­ма­на­ми; и лю­ди — пре­иму­ще­ст­вен­но ев­реи и хри­стиа­не, — ко­то­рые на­хо­ди­лись под за­щи­той му­суль­ман. Он на­ка­зал, что­бы му­суль­ма­не со­блю­да­ли за­клю­чен­ные до­го­во­ры о пе­ре­ми­рии, и что­бы они спол­на вы­пол­ня­ли до­го­вор, ес­ли про­тив­ная сто­ро­на его не на­ру­ша­ет. Ес­ли же про­тив­ная сто­ро­на со­вер­ша­ла пре­да­тель­ст­во и на­ру­ша­ла до­го­вор, то во­ен­ные дей­ст­вия про­тив них му­суль­ма­не долж­ны бы­ли раз­вер­ты­вать толь­ко по­сле из­ве­ще­ния их о на­ру­ше­нии до­го­во­ра. Он на­ка­зал, что­бы во­ен­ные дей­ст­вия ве­лись про­тив тех, кто на­ру­ша­ет до­го­вор. Ко­гда бы­ла ни­спос­ла­на су­ра “По­кая­ние” с раз­ре­ше­ни­ем из­ба­вить­ся от этих до­го­во­ров, в ней со­дер­жа­лось разъ­яс­не­ние с осу­ж­де­ни­ем всех этих ка­те­го­рий, не ве­рую­щих в Ис­лам. Так, Ал­лах по­ве­ле­вал сра­жать­ся про­тив вра­га из чис­ла лю­дей Пи­са­ния (пре­иму­ще­ст­вен­но ев­реи и хри­стиа­не), с тем что­бы они пла­ти­ли во­ен­ный на­лог (джи­зья) или всту­па­ли в Ис­лам. Он на­ка­зы­вал в этой су­ре вес­ти Джи­хад про­тив не­ве­рую­щих в Ис­лам и ли­це­ме­ров, об­хо­дить­ся с ни­ми ре­ши­тель­но и же­ст­ко. Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) вел Джи­хад про­тив не­ве­рую­щих в Ис­лам, при­бе­гая к ме­чу и ко­пью, а про­тив ли­це­ме­ров — ар­гу­мен­та­ми и сло­ва­ми. Все­выш­ний на­ка­зал Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) из­ба­вить­ся от до­го­во­ров с не­ве­рую­щи­ми и не со­блю­дать их. Он раз­де­лил лю­дей до­го­во­ра на три ка­те­го­рии. Про­тив лю­дей той ка­те­го­рии, ко­то­рая на­ру­ши­ла до­го­вор, Он по­ве­лел сра­жать­ся. Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) сра­жал­ся про­тив них и одер­жал верх. Что ка­са­ет­ся ка­те­го­рии тех, у ко­го бы­ли с му­суль­ма­на­ми вре­мен­ные до­го­во­ры, и ко­то­рые не на­ру­ша­ли их и не вы­сту­па­ли про­тив Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), то Он по­ве­лел со­блю­дать до­го­во­ры с ни­ми до ис­те­че­ния сро­ка. Что же ка­са­ет­ся ка­те­го­рии лю­дей, у ко­то­рых не бы­ло ни­ка­ко­го до­го­во­ра, и они не вы­сту­па­ли про­тив Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), или же у них был до­го­вор, не имею­щий оп­ре­де­лен­ных ус­ло­вий, Ал­лах на­ка­зал ему дать им четырехмесячную от­сроч­ку, а ес­ли они не со­гла­сят­ся, то сра­жать­ся про­тив них. Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) сра­жал­ся с те­ми, кто на­ру­ша­ет до­го­вор и дал от­сроч­ку на че­ты­ре ме­ся­ца тем, у ко­го до­го­во­ра не бы­ло или же у них был без­ус­лов­ный до­го­вор. Ал­лах на­ка­зал Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), что­бы ус­ло­вия до­го­во­ра со­блю­да­лись для тех, кто его не на­ру­ша­ет до ис­те­че­ния сро­ка. Все эти лю­ди при­ня­ли Ис­лам и не при­дер­жи­ва­лись не­ве­рия еще до ис­те­че­ния сро­ка. На лиц, на­хо­див­ших­ся под за­щи­той му­суль­ман, был на­ло­жен во­ен­ный на­лог. По­сле то­го, как бы­ла ни­спос­ла­на су­ра об из­бав­ле­нии от до­го­во­ров, не ве­рую­щие в Ис­лам раз­де­ли­лись на три ка­те­го­рии: те, кто с ору­жи­ем в ру­ках вы­сту­пал про­тив му­суль­ман; те, кто имел с ни­ми до­го­вор; и те, кто на­хо­дил­ся под их за­щи­той. Со вре­ме­нем на­хо­дя­щие­ся в до­го­вор­ных от­но­ше­ни­ях с му­суль­ма­на­ми ли­ца пе­ре­шли в Ис­лам. Та­ким об­ра­зом, из не­ве­рую­щих ос­та­лось две ка­те­го­рии: те, кто сра­жал­ся про­тив Ис­ла­ма, и те, кто на­хо­дил­ся под его за­щи­той. Что ка­са­ет­ся вы­сту­паю­щих с ору­жи­ем в ру­ках про­тив Ис­ла­ма, то они боя­лись му­суль­ман. В ито­ге на зем­ле ос­та­лось три ка­те­го­рии лю­дей: му­суль­ма­не, ве­рую­щие в Ис­лам; ли­ца, за­ни­маю­щие мир­ную и ло­яль­ную по­зи­цию в от­но­ше­нии Ис­ла­ма, и лю­ди, сра­жаю­щие­ся про­тив Ис­ла­ма. Что ка­са­ет­ся ли­це­ме­ров, то Все­выш­ний по­ве­лел Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), что­бы он при­нял от них то, что они го­во­ри­ли язы­ком, а то, что скры­то в их серд­цах — ос­тав­лял Ал­ла­ху, вел про­тив них Джи­хад с по­мо­щью зна­ния и ар­гу­мен­тов. Ал­лах на­ка­зал Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), что­бы он от­да­лил­ся от них и за­ни­мал по от­но­ше­нию к ним же­ст­кую и ре­ши­тель­ную по­зи­цию, что­бы он пред­при­ни­мал по­пыт­ки до­ве­сти до них под­лин­ное зна­ние, за­пре­тил де­лать над ни­ми по­гре­баль­ный на­маз и сто­ять у их мо­гил. Он пре­ду­пре­дил, что ес­ли Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) бу­дет про­сить для них про­ще­ния, то Ал­лах все рав­но им ни­ко­гда не про­стит. Та­ко­вой бы­ла по­зи­ция Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) от­но­си­тель­но его вра­гов из чис­ла не ве­рую­щих в Ис­лам и ли­це­ме­ров.

В этом ре­зю­ме пре­крас­но из­ла­га­ют­ся эта­пы ве­де­ния Джи­ха­да в Ис­ла­ме, бла­го­да­ря ко­то­ро­му про­сле­жи­ва­ют­ся ис­кон­ные и вы­ра­зи­тель­ные чер­ты ди­на­ми­че­ско­го за­ко­на ис­лам­ской ре­ли­гии. Эти чер­ты за­слу­жи­ва­ют то­го, что­бы мы ос­та­но­ви­лись на них под­роб­но. Од­на­ко в этой кни­ге мы име­ем воз­мож­ность лишь оха­рак­те­ри­зо­вать их в сжа­той фор­ме.

Пер­вая чер­та пред­став­ле­на серь­ез­ной ре­аль­но­стью за­ко­на ис­лам­ской ре­ли­гии. Этот за­кон суть дви­же­ния и дей­ст­вия в ре­аль­ной че­ло­ве­че­ской сре­де. Это дви­же­ние и дей­ст­вие встре­ча­ют ре­аль­ность че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва и взаи­мо­дей­ст­ву­ют с ним, ис­поль­зуя аде­к­ват­ные ре­аль­но­му бы­тию об­ще­ст­ва сред­ст­ва. Дви­же­ние в рам­ках ис­лам­ской ре­ли­гии про­ти­во­сто­ит язы­че­ско­му невежеству с его убе­ж­де­ния­ми и ил­лю­зия­ми, на ко­то­рых ос­но­вы­ва­ют­ся ре­аль­ные прак­ти­че­ские сис­те­мы, под­дер­жан­ные ма­те­ри­аль­ной си­лой. При этом ис­лам­ское дви­же­ние взаи­мо­дей­ст­ву­ет со всей этой ре­аль­но­стью тем, что ей аде­к­ват­но. Ис­лам про­ти­во­пос­тав­ля­ет ей свой при­зыв и разъ­яс­не­ние с це­лью ис­пра­вить эти убе­ж­де­ния и пред­став­ле­ния. Ис­лам вы­сту­па­ет про­тив этой ре­аль­но­сти, про­ти­во­пос­тав­ляя ей си­лу и Джи­хад, с тем что­бы унич­то­жить эти сис­те­мы и ос­но­вы­ваю­щие­ся на них вла­сти, ко­то­рые пре­пят­ст­ву­ют ис­прав­ле­нию этих убе­ж­де­ний и пред­став­ле­ний в на­род­ных мас­сах, под­чи­няя их на­си­ли­ем и об­ма­ном, за­став­ляя их по­кло­нять­ся не их Все­слав­но­му Гос­по­ду. Это дви­же­ние не до­воль­ст­ву­ет­ся пе­ред ли­цом ма­те­ри­аль­ной вла­сти од­ним толь­ко разъ­яс­не­ни­ем. В то же вре­мя Ис­лам не ис­поль­зу­ет ма­те­ри­аль­ное на­си­лие для за­вое­ва­ния душ и сер­дец лю­дей. Дви­же­ние и дей­ст­вие Ис­ла­ма по­доб­ны за­ко­ну этой ре­ли­гии, ко­то­рый име­ет сво­ей це­лью из­бав­ле­ние лю­дей от по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми во имя по­кло­не­ния од­но­му толь­ко Ал­ла­ху, как мы рас­ска­жем об этом ни­же.

Вто­рая чер­та за­ко­на ис­лам­ской ре­ли­гии про­яв­ля­ет­ся в ди­на­мич­ной ре­аль­но­сти, а имен­но, в дви­же­нии, имею­щем свои эта­пы. Ка­ж­дый этап это­го дви­же­ния име­ет сред­ст­ва, аде­к­ват­ные ре­аль­ным тре­бо­ва­ни­ям и по­треб­но­стям это­го эта­па. Ка­ж­дый из этих эта­пов по­сте­пен­но пе­ре­хо­дит в дру­гой. За­кон ре­ли­гии не про­ти­во­пос­тав­ля­ет ре­аль­но­сти ка­ких-ли­бо аб­ст­ракт­ных средств. Те, кто при­во­дят ко­ра­ни­че­ские тек­сты в ка­че­ст­ве до­ка­за­тель­ст­ва за­ко­на ис­лам­ской ре­ли­гии в Джи­ха­де и не учи­ты­ва­ют при этом упо­мя­ну­той вы­ше чер­ты, не по­ни­ма­ют при­ро­ды эта­пов, по ко­то­рым про­хо­дит пра­вед­ный путь и свя­зи раз­лич­ных ко­ра­ни­че­ских тек­стов с ка­ж­дым эта­пом в от­дель­но­сти, глу­бо­ко за­блу­ж­да­ют­ся и на­тя­ги­ва­ют на за­кон ис­лам­ской ре­ли­гии оде­ж­ды за­блу­ж­де­ния. Они на­гру­жа­ют ко­ра­ни­че­ские тек­сты тем, че­го ка­те­го­ри­че­ски не вы­дер­жи­ва­ют ис­лам­ские прин­ци­пы и пра­ви­ла. Ка­ж­дый из при­ве­ден­ных тек­стов они счи­та­ют как бы окон­ча­тель­ным, оли­це­тво­ряю­щим со­бой ко­неч­ные пра­ви­ла Ис­ла­ма. Ока­зав­шись ду­хов­но и ин­тел­лек­ту­аль­но ма­ло­душ­ны­ми и ко­леб­лю­щи­ми­ся пе­ред от­ча­ян­ным дав­ле­ни­ем дей­ст­ви­тель­но­сти со сто­ро­ны по­том­ков му­суль­ман, за ко­то­ры­ми от Ис­ла­ма толь­ко и ос­та­лось, что од­но на­зва­ние, ут­вер­жда­ют, что Ис­лам мо­би­ли­зу­ет свои си­лы и усер­дие толь­ко для обо­ро­ны. Тем са­мым, как они по­ла­га­ют, яко­бы вно­сит­ся в ис­лам­скую ре­ли­гию доб­рое де­ло, ко­то­рое на са­мом де­ле — уход с пра­вед­но­го пу­ти. В то же вре­мя из­вест­но, что пра­вед­ный путь сво­дит­ся к унич­то­же­нию всех ти­ра­нов на всей зем­ле, при­об­ще­нию лю­дей к по­кло­не­нию толь­ко од­но­му Ал­ла­ху и из­бав­ле­нию лю­дей от по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми ра­ба­ми во имя по­кло­не­ния Гос­по­ду ра­бов, при­чем не пу­тем на­си­лия, с це­лью при­об­ще­ния лю­дей к ис­лам­ской ре­ли­гии, а пу­тем пре­дос­тав­ле­ния им сво­бо­ды при­ня­тия это­го уче­ния по­сле раз­ру­ше­ния пра­вя­щих по­ли­ти­че­ских сис­тем или пу­тем при­ну­ж­де­ния их пла­тить во­ен­ный на­лог. Лю­ди за­яв­ля­ют о сво­ей по­кор­но­сти и сми­ре­нии, и в ус­ло­ви­ях пол­ной сво­бо­ды ре­ша­ют — при­ни­мать или не при­ни­мать это ве­ро­уче­ние.

Суть треть­ей чер­ты за­клю­ча­ет­ся в том, что это усерд­ное дви­же­ние и эти об­нов­ляю­щие­ся сред­ст­ва не вы­во­дят ре­ли­гию за рам­ки ее оп­ре­де­лен­ных пра­вил и не уво­дят ее в сто­ро­ну от пред­на­чер­тан­ных це­лей. С са­мо­го пер­во­го дня ис­лам­ской ре­ли­гии, не­за­ви­си­мо от то­го, об­ра­щал­ся ли Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) к бли­жай­шим сво­им род­ст­вен­ни­кам или к пле­ме­ни ку­рей­шей, об­ра­щал­ся ли он ко всем ара­бам или ко всем оби­та­те­лям зем­ли, он не­пре­мен­но ру­ко­во­дство­вал­ся од­ним пра­ви­лом и про­сил их ид­ти к од­ной це­ли: к из­бав­ле­нию че­ло­ве­че­ст­ва от по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми людь­ми, к ис­крен­но­сти и пре­дан­но­сти в по­кло­не­нии Ал­ла­ху. В этом де­ле не­до­пус­ти­мы ни­ка­кие тор­ги, ни­ка­кая мяг­кость. Да­лее сле­ду­ет пе­ре­хо­дить к реа­ли­за­ции этой еди­ной це­ли по пред­на­чер­тан­но­му пла­ну с уче­том кон­крет­ных эта­пов, ка­ж­дый из ко­то­рых име­ет свои об­нов­ляю­щие­ся  сред­ст­ва, как  мы уже го­во­ри­ли об этом в пре­ды­ду­щем аб­за­це.

Суть чет­вер­той чер­ты за­клю­ча­ет­ся в за­ко­но­да­тель­ном кон­тро­ле над  от­но­ше­ния­ми ме­ж­ду ис­лам­ским Джамаатом и ины­ми об­ще­ст­ва­ми. Как это де­ла­ет­ся,  убе­ди­тель­но  из­ло­же­но в пре­крас­ном ре­зю­ме, при­ве­ден­ном на­ми вы­ше из кни­ги “Задд аль-Ма­ад”. Та­кой кон­троль ос­но­вы­ва­ет­ся на том, что по­кор­ность Ал­ла­ху со­став­ля­ет все­мир­ную ос­но­ву, к ко­то­рой че­ло­ве­че­ст­во долж­но ли­бо об­ра­тить­ся, ли­бо в це­лом за­нять ми­ро­лю­би­вую по­зи­цию и не вы­сту­пать про­тив ис­лам­ско­го  при­зы­ва,  ни­ко­им об­ра­зом не про­ти­во­пос­тав­лять ни­ка­кой по­ли­ти­че­ской сис­те­мы, ни­ка­кой ма­те­ри­аль­ной  си­лы, а дать воз­мож­ность ка­ж­до­му че­ло­ве­ку са­мо­стоя­тель­но ре­шать,  как быть. Че­ло­век дол­жен сам ре­шить, вос­при­ни­мать ему по соб­ст­вен­ной во­ле это ве­ро­уче­ние или не  вос­при­ни­мать,  но  он  не дол­жен ока­зы­вать ему со­про­тив­ле­ние или вы­сту­пать про­тив не­го с ору­жи­ем в ру­ках. Ес­ли кто-ли­бо  по­сту­пит ина­че,  при­вер­жен­цы ис­лам­ско­го ми­ро­воз­зре­ния  долж­ны  сра­жать­ся  с ним до  тех пор,  по­ка не  убь­ют  его,  или  по­ка  он  не зая­вит о  сво­ей  по­кор­но­сти.

 *      *      *

Ду­хов­но или ин­тел­лек­ту­аль­но ма­ло­душ­ные лю­ди, из чис­ла тех, кто пи­шет о Джи­ха­де в Ис­ла­ме, с тем что­бы от­вес­ти от Ис­ла­ма та­кое об­ви­не­ние, сме­ши­ва­ют путь ис­лам­ской ре­ли­гии, пре­ду­смат­ри­ваю­щей осу­ж­де­ние на­силь­но­го об­ра­ще­ния в му­суль­ман­скую ве­ру и ее путь, на­прав­лен­ный на раз­гром ма­те­ри­аль­ных по­ли­ти­че­ских сил, встаю­щих ме­ж­ду людь­ми и Ис­ла­мом, сил, ко­то­рые по­ра­бо­ща­ют од­них лю­дей пе­ред дру­ги­ми, ме­ша­ют им по­кло­нять­ся Ал­ла­ху. Эти две ве­щи не име­ют ме­ж­ду со­бой ни­ка­кой свя­зи, как и нет мес­та для со­мне­ния от­но­си­тель­но их. Из-за та­ко­го сме­ши­ва­ния, а пре­ж­де все­го из-за по­ра­жен­че­ских на­строе­ний, они пы­та­ют­ся све­сти Джи­хад в Ис­ла­ме к то­му, что на­зы­ва­ют сей­час “обо­ро­ни­тель­ной вой­ной”. Джи­хад в Ис­ла­ме — со­всем дру­гое де­ло, ко­то­рое ни­ко­им об­ра­зом не свя­за­но с ве­ду­щи­ми­ся в на­стоя­щее вре­мя вой­на­ми, с мо­ти­ва­ми этих войн и их пред­на­зна­че­ни­ем. Мо­ти­вы Джи­ха­да в Ис­ла­ме сле­ду­ет по­зна­вать в при­ро­де са­мо­го Ис­ла­ма, в его ро­ли на этой зем­ле, в выс­ших це­лях ис­лам­ской ре­ли­гии, ус­та­нов­лен­ных Ал­ла­хом. Ал­лах ука­зы­вал, что имен­но ра­ди это­го Он на­пра­вил к лю­дям Сво­его по­слан­ни­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) с мис­си­ей, Он сде­лал его по­след­ним из про­ро­ков (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), а его мис­сию — по­след­ней мис­си­ей.

Ис­лам­ская ре­ли­гия суть об­щая дек­ла­ра­ция ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка на этой зем­ле от по­ра­бо­ще­ния дру­гим че­ло­ве­ком, а так­же от по­кло­не­ния сво­им при­хо­тям, что яв­ля­ет­ся тем же по­ра­бо­ще­ни­ем че­ло­ве­ка че­ло­ве­ком. Эту цель на­ме­че­но дос­тиг­нуть пу­тем объ­яв­ле­ния бо­же­ст­вен­но­сти Еди­но­го Ал­ла­ха, хва­ла Ему, и ни­ко­го ино­го, пу­тем объ­яв­ле­ния Его гос­под­ства над все­ми оби­та­те­ля­ми это­го ми­ра. Объ­яв­ле­ние гос­под­ства Ал­ла­ха, и ни­ко­го ино­го, над оби­та­те­ля­ми это­го ми­ра оз­на­ча­ет, что во всех ви­дах, фор­мах, по­ряд­ках и сис­те­мах че­ло­ве­че­ской вла­сти про­изош­ла все­об­щая ре­во­лю­ция, все­об­щий бунт по­все­ме­ст­но на пла­не­те, где в той или иной фор­ме власть при­над­ле­жит лю­дям, ины­ми сло­ва­ми, где бо­же­ст­вен­ное на­ча­ло в той или иной фор­ме при­над­ле­жит лю­дям. Де­ло в том, что от­не­се­ние вла­сти к лю­дям, ко­гда ис­точ­ни­ком вла­сти яв­ля­ют­ся са­ми лю­ди, есть не что иное, как обо­же­ст­в­ле­ние че­ло­ве­че­ст­ва, в ре­зуль­та­те че­го од­ни лю­ди ста­но­вят­ся гос­по­да­ми для дру­гих, по­ми­мо Ал­ла­ха. Та­кая дек­ла­ра­ция оз­на­ча­ет изъ­я­тие вла­сти Ал­ла­ха, ко­то­рую узур­пи­ро­ва­ли лю­ди, и воз­вра­ще­ние ее Все­выш­не­му, из­гна­ние узур­па­то­ров, ко­то­рые пра­вят людь­ми по сво­им соб­ст­вен­ным за­ко­нам, вы­сту­па­ют пе­ред ни­ми, как гос­по­да, а лю­ди ста­но­вят­ся их ра­ба­ми. Дру­ги­ми сло­ва­ми, это оз­на­ча­ет раз­гром цар­ст­ва че­ло­ве­че­ст­ва во имя ус­та­нов­ле­ния цар­ст­ва Ал­ла­ха на зем­ле, или как об этом го­во­рит­ся в бла­го­род­ных ко­ра­ни­че­ских фра­зах:

{ وَهُوَ الَّذِي فِي السَّمَاءِ إِلَهٌ وَفِي الْأَرْضِ إِلَهٌ } [ الزخرف : 84 ] .

“Он — тот, кто в не­бе­сах Бо­же­ст­во и на зем­ле Бо­же­ст­во”.

{ إِنِ الْحُكْمُ إِلَّا لِلَّهِ أَمَرَ أَلَّا تَعْبُدُوا إِلَّا إِيَّاهُ ذَلِكَ الدِّينُ الْقَيِّمُ } [ يوسف : 40 ] .

“Решение принадлежит только Аллаху (Нет вла­сти, кро­ме вла­сти Ал­ла­ха). Он повелел, чтобы вы не поклонялись никому, кроме Него. Это и есть правая вера, но большая часть людей не знает этого».

{ قُلْ يَا أَهْلَ الْكِتَابِ تَعَالَوْا إِلَى كَلِمَةٍ سَوَاءٍ بَيْنَنَا وَبَيْنَكُمْ أَلَّا نَعْبُدَ إِلَّا اللَّهَ وَلا نُشْرِكَ بِهِ شَيْئاً وَلا يَتَّخِذَ بَعْضُنَا بَعْضاً أَرْبَاباً مِنْ دُونِ اللَّهِ فَإِنْ تَوَلَّوْا فَقُولُوا اشْهَدُوا بِأَنَّا مُسْلِمُونَ } [ آل عمران : 64 ] .

“Скажи: «О люди Писания! Давайте придем к единому слову для нас и для вас, о том, что мы не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, не будем приобщать к Нему никаких сотоварищей и не будем считать друг друга господами наряду с Аллахом». Если же они отвернутся, то скажите: «Свидетельствуйте, что мы являемся мусульманами”.

Цар­ст­во Ал­ла­ха на зем­ле не пре­ду­смат­ри­ва­ет, что­бы власть бы­ла в ру­ках ка­ких-то от­дель­ных лю­дей, то есть в ру­ках ду­хо­вен­ст­ва, как это де­ла­ет­ся под се­нью хри­сти­ан­ской ре­ли­гии, не в ру­ках дея­те­лей, вы­сту­паю­щих от име­ни бо­же­ст­ва, как это из­вест­но в ус­ло­ви­ях тео­кра­ти­че­ско­го ре­жи­ма, или свя­щен­ной бо­же­ст­вен­ной вла­сти. Цар­ст­во Ал­ла­ха пре­ду­смат­ри­ва­ет, что­бы пра­вя­щим был за­кон Все­выш­не­го и что­бы по вся­ко­му во­про­су об­ра­ща­лись к Ал­ла­ху в со­от­вет­ст­вии с тем, что Он ус­та­но­вил в Ко­ра­не.

Ус­та­нов­ле­ния цар­ст­ва Ал­ла­ха на зем­ле, ли­к­ви­да­ции цар­ст­ва лю­дей, изъ­я­тия вла­сти из рук узур­па­то­ров, из чис­ла ра­бов, и воз­вра­ще­ния ее Ал­ла­ху и ни­ко­му дру­го­му, гос­под­ства Не­бес­но­го за­ко­на и ни­че­го ино­го, ли­к­ви­да­ции че­ло­ве­че­ских за­ко­нов нель­зя дос­тичь толь­ко пу­тем крас­но­ре­чи­во­го уве­ще­ва­ния и разъ­яс­не­ния, по­то­му что власть пре­дер­жа­щие на шее у ра­бов и узур­пи­ро­вав­шие власть Ал­ла­ха на зем­ле не от­сту­пят­ся от сво­его прав­ле­ния, под дей­ст­ви­ем уве­ще­ва­ния и разъ­яс­не­ния. В про­тив­ном слу­чае, ус­та­нов­ле­ние ре­ли­гии Ал­ла­ха на зем­ле бы­ло бы наи­лег­чай­шим де­лом для по­слан­ни­ков, но это про­ти­во­ре­чит то­му, что из­вест­но из ис­то­рии по­слан­ни­ков, да бу­дет над ни­ми бла­го­сло­ве­ние Все­выш­не­го и мир, а ис­то­рия ис­лам­ской ре­ли­гии не­сет в се­бе жизнь це­лых по­ко­ле­ний.

Эта об­щая дек­ла­ра­ция ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка на зем­ле от вся­кой вла­сти, кро­ме вла­сти Ал­ла­ха, дек­ла­ра­ция бо­же­ст­вен­но­го на­ча­ла Ал­ла­ха и ни­ко­го ино­го, а так­же Его гос­под­ства над оби­та­те­ля­ми это­го ми­ра, не бы­ла пас­сив­ной, фи­ло­соф­ско-тео­ре­ти­че­ской дек­ла­ра­ци­ей. Это бы­ла ак­тив­ная, ре­аль­ная и ди­на­ми­че­ская дек­ла­ра­ция. Эта дек­ла­ра­ция име­ет сво­ей це­лью до­бить­ся ус­та­нов­ле­ния та­кой сис­те­мы, в рам­ках ко­то­рой че­ло­ве­че­ст­вом пра­вил бы За­кон Ал­ла­ха. Эта сис­те­ма долж­на прак­ти­че­ски вы­вес­ти лю­дей из по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми ра­ба­ми к по­кло­не­нию Ал­ла­ху и ни­ко­му дру­го­му, без ка­ко­го-ли­бо со­то­ва­ри­ща. За­тем эта сис­те­ма на­ря­ду с фор­мой “разъ­яс­не­ния” долж­на при­нять фор­му “дви­же­ния”, с тем что­бы взаи­мо­дей­ст­во­вать с че­ло­ве­че­ской дей­ст­ви­тель­но­стью при всех ее ас­пек­тах че­рез по­сред­ст­во аде­к­ват­ных этим ас­пек­там средств. Че­ло­ве­че­ская дей­ст­ви­тель­ность вче­ра, се­го­дня и зав­тра про­ти­во­пос­тав­ля­ет ис­лам­ской ре­ли­гии, как об­щей дек­ла­ра­ции ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка на зем­ле от вся­кой вла­сти, кро­ме вла­сти Ал­ла­ха, пре­пят­ст­вия, со­стоя­щие из убе­ж­де­ний и ил­лю­зий, ре­аль­ные ма­те­ри­аль­ные пре­пят­ст­вия, пре­пят­ст­вия по­ли­ти­че­ские, со­ци­аль­ные, эко­но­ми­че­ские, ра­со­вые и клас­со­вые, не го­во­ря уже об от­кло­нив­ших­ся с пра­виль­но­го пу­ти уче­ни­ях и лож­ных пред­став­ле­ни­ях. Все это пе­ре­ме­ша­лось од­но с дру­гим и всту­пи­ло в чрез­вы­чай­но слож­ное взаи­мо­дей­ст­вие.

Ес­ли “разъ­яс­не­ние” про­ти­во­стоя­ло убе­ж­де­ни­ям и пред­став­ле­ни­ям, то “дви­же­ние” бы­ло на­прав­ле­но про­тив ма­те­ри­аль­ных пре­пят­ст­вий и пре­ж­де все­го про­тив по­ли­ти­че­ской вла­сти, ос­но­вы­ваю­щей­ся на слож­ных и пе­ре­пле­тен­ных ме­ж­ду со­бой эко­но­ми­че­ских, со­ци­аль­ных, клас­со­вых, ра­со­вых, ми­ро­воз­зрен­че­ских и ве­ро­ис­по­ве­даль­ных фак­то­рах. Они — разъ­яс­не­ние и дви­же­ние — про­ти­во­сто­ят вме­сте всей че­ло­ве­че­ской дей­ст­ви­тель­но­сти с по­мо­щью средств, аде­к­ват­ных всем ее со­став­ляю­щим. Без них — без разъ­яс­не­ния и дви­же­ния — не мо­жет на­чать­ся ос­во­бо­ж­де­ние че­ло­ве­ка и все­го че­ло­ве­че­ст­ва на всей зем­ле. Этот мо­мент весь­ма ва­жен и на нем сле­ду­ет ос­та­но­вить­ся еще раз.

Ис­лам­ская ре­ли­гия — это не дек­ла­ра­ция ос­во­бо­ж­де­ния толь­ко араб­ско­го че­ло­ве­ка и не мис­сия, ка­саю­щая­ся толь­ко ара­бов. Те­мой этой дек­ла­ра­ции яв­ля­ет­ся че­ло­век во­об­ще, род че­ло­ве­че­ский, а сфе­рой ее при­ло­же­ния яв­ля­ет­ся зем­ля, вся зем­ля. Ал­лах, хва­ла Ему, не яв­ля­ет­ся Гос­по­дом ара­бов и толь­ко. Бо­лее то­го, Он да­же не яв­ля­ет­ся Гос­по­дом ис­клю­чи­тель­но тех, кто ис­по­ве­ду­ет ис­лам­ское ве­ро­уче­ние. Ал­лах — Гос­подь всех ми­ров. Ис­лам­ская ре­ли­гия име­ет сво­ей це­лью об­ра­тить всех оби­та­те­лей это­го ми­ра к их Гос­по­ду и из­ба­вить их от по­ра­бо­ще­ния и по­кло­не­ния ко­му-ли­бо, кро­ме Ал­ла­ха. Наи­тя­же­лей­шим по­ра­бо­ще­ни­ем, с точ­ки зре­ния Ис­ла­ма, яв­ля­ет­ся под­чи­не­ние лю­дей за­ко­но­да­тель­ным нор­мам, из­дан­ным для них дру­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми че­ло­ве­че­ст­ва, в то вре­мя как та­кое по­кло­не­ние долж­но со­вер­шать­ся толь­ко пе­ред Ал­ла­хом и не пе­ред кем дру­гим. Вся­кий, кто по­кло­ня­ет­ся ко­му-ли­бо, кро­ме Ал­ла­ха, вы­хо­дит за рам­ки ре­ли­гии Все­выш­не­го, сколь­ко бы он ни ут­вер­ждал, что он-де ис­по­ве­ду­ет ис­лам­скую ре­ли­гию. По­слан­ник Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) ука­зы­вал, что сле­до­ва­ние од­но­вре­мен­но и не­бес­но­му за­ко­ну, и зем­ной вла­сти есть путь по­кло­не­ния, по ко­то­ро­му по­шли иу­деи и хри­стиа­не, став мно­го­бож­ни­ка­ми и всту­пив в про­ти­во­ре­чие с тем, что им бы­ло на­ка­за­но, а имен­но — по­кло­нять­ся Ал­ла­ху и ни­ко­му дру­го­му.

Ссы­ла­ясь на Адия бен Ха­ти­ма (мир над ним) Ат-Тир­ми­зи со­об­ща­ет, что ко­гда до Адия бен Ха­ти­ма дош­ла весть о при­зы­ве по­слан­ни­ка Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), он бе­жал в Си­рию. Как из­вест­но, Адия бен Ха­тим при­нял хри­сти­ан­ст­во еще в до­ис­лам­ское вре­мя. Му­суль­ма­не пле­ни­ли его се­ст­ру и не­сколь­ких лю­дей из его пле­ме­ни. Од­на­ко позд­нее по­слан­ник Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) сми­ло­сти­вил­ся над его се­ст­рой и от­пус­тил ее. Она воз­вра­ти­лась к сво­ему бра­ту и воз­бу­ди­ла в нем же­ла­ние всту­пить в Ис­лам и пой­ти к по­слан­ни­ку Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет). Лю­ди рас­ска­зы­ва­ют о его при­хо­де к Про­ро­ку (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет). Он во­шел к по­слан­ни­ку Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), при­чем на гру­ди у не­го ви­сел се­реб­ря­ный кре­стик. Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) в это вре­мя чи­тал сле­дую­щий аят: “По­ми­мо Ал­ла­ха они взя­ли в ка­че­ст­ве гос­под сво­их епи­ско­пов и мо­на­хов”. Он, то есть Адия, ска­зал: “Я за­ме­тил, что они не по­кло­ня­лись им”, на что Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) от­ве­тил: “Да, но они за­пре­ти­ли лю­дям то, что им раз­ре­ше­но, и раз­ре­ши­ли им то, что за­пре­ще­но. Они по­сле­до­ва­ли за ни­ми, а это есть не что иное, как по­кло­не­ние лю­дей им”.

Ком­мен­та­рии по­слан­ни­ка Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) к вы­ска­зы­ва­ни­ям Ал­ла­ха, хва­ла Ему, суть ка­те­го­ри­че­ское ука­за­ние на то, что од­но­вре­мен­ное сле­до­ва­ние и не­бес­но­му за­ко­ну, и зем­ной вла­сти есть не что иное, как по­кло­не­ние, ко­то­рое вы­хо­дит за рам­ки ис­лам­ской ре­ли­гии, по­то­му что оно сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что лю­ди бе­рут дру­гих лю­дей в ка­че­ст­ве сво­их гос­под. Ис­лам­ская ре­ли­гия как раз и при­шла на зем­лю, что­бы по­кон­чить с этим яв­ле­ни­ем, объ­я­вить ос­во­бо­ж­де­ние че­ло­ве­ка на зем­ле от по­кло­не­ния ко­му-ли­бо, кро­ме Ал­ла­ха.

Ис­лам дол­жен был при­сту­пить на зем­ле к ли­к­ви­да­ции ре­аль­но­сти, про­ти­во­ре­ча­щей этой об­щей дек­ла­ра­ции, при­чем сде­лать это он был дол­жен, ис­поль­зуя од­но­вре­мен­но и разъ­яс­не­ние, и дви­же­ние. Ис­лам не­пре­мен­но дол­жен был на­нес­ти удар по по­ли­ти­че­ским си­лам, ко­то­рые за­став­ля­ли лю­дей по­кло­нять­ся ко­му-ли­бо, по­ми­мо Ал­ла­ха, то есть тем си­лам, ко­то­рые пра­ви­ли людь­ми не по за­ко­ну Ал­ла­ха и не от име­ни его вла­сти. Эти си­лы пы­та­лись по­ме­шать лю­дям слу­шать “разъ­яс­не­ние” и вос­при­ни­мать ве­ро­уче­ние в ус­ло­ви­ях сво­бо­ды, без ка­ких-ли­бо пре­пят­ст­вий со сто­ро­ны вла­стей. Ис­лам дол­жен был дей­ст­во­вать, с тем что­бы ус­та­но­вить по­ли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и со­ци­аль­ную сис­те­му, ко­то­рая по­зво­ли­ла бы дви­же­нию ос­во­бо­ж­де­ния при­сту­пить к прак­ти­че­ским дей­ст­ви­ям по­сле унич­то­же­ния гос­под­ствую­щей си­лы, будь она чис­то по­ли­ти­че­ской или при­кры­ваю­щей­ся ра­сиз­мом или клас­со­во­стью в од­ном эле­мен­те.

Ис­лам ни­ко­гда не имел сво­ей це­лью на­силь­ст­вен­но при­об­щать лю­дей к ис­лам­ско­му ве­ро­уче­нию. Од­на­ко Ис­лам — это не толь­ко “ве­ро­уче­ние”, Ис­лам, как мы уже ска­за­ли вы­ше, суть об­щая дек­ла­ра­ция ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка от по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми людь­ми. Из­на­чаль­но он уст­рем­лен к унич­то­же­нию сис­тем и пра­ви­тельств, в ос­но­ве ко­то­рых ле­жит гос­под­ство че­ло­ве­ка над че­ло­ве­ком и по­кло­не­ние че­ло­ве­ка че­ло­ве­ку. В по­сле­дую­щие пе­рио­ды Ис­лам пред­по­ла­гал пре­дос­та­вить лю­дям пол­ную сво­бо­ду, с тем что­бы они вы­бра­ли в ус­ло­ви­ях пол­ной сво­бо­ды то ве­ро­уче­ние, ко­то­рое им нра­вит­ся, при­чем вы­бра­ли доб­ро­воль­но по­сле то­го, как над ни­ми не ста­ло по­ли­ти­че­ско­го дав­ле­ния, а умы и ду­ши бы­ли про­све­ще­ны разъ­яс­не­ни­ем.

Од­на­ко этот опыт не оз­на­ча­ет, что они долж­ны из­брать объ­ек­том сво­ей за­бо­ты соб­ст­вен­ные при­хо­ти и ка­при­зы или что они мо­гут са­ми по­ста­вить се­бя в ка­че­ст­ве ра­бов пе­ред ра­ба­ми. Они не мог­ли и не мо­гут вы­би­рать се­бе гос­под в сво­ей сре­де, по­ми­мо Ал­ла­ха. Сис­те­ма, ко­то­рая пра­вит че­ло­ве­че­ст­вом на зем­ле, долж­на иметь в сво­ей ос­но­ве по­кло­не­ние Ал­ла­ху и ни­ко­му, кро­ме Не­го. Дос­ти­га­ет­ся это пу­тем при­ня­тия за­ко­но­уста­нов­ле­ния толь­ко от Не­го и ни от ко­го дру­го­го. И уже по­сле это­го ка­ж­дый че­ло­век в рам­ках этой об­щей сис­те­мы мо­жет ис­по­ве­до­вать то ве­ро­уче­ние, ко­то­рое ему нра­вит­ся. Это бу­дет оз­на­чать, что вся ре­ли­гия при­над­ле­жит Ал­ла­ху, дру­ги­ми сло­ва­ми, по­кор­ность, сле­до­ва­ние и по­кло­не­ние — все вер­шит­ся во имя Ал­ла­ха.

Смысл ре­ли­гии ши­ре смыс­ла ве­ро­уче­ния. Ре­ли­гия — это за­кон и сис­те­ма, ко­то­рые пра­вят жиз­нью. Под се­нью Ис­ла­ма ре­ли­гия ос­но­вы­ва­ет­ся на ве­ро­уче­нии, од­на­ко в це­лом ре­ли­гия ши­ре, чем ве­ро­уче­ние. В рам­ках Ис­ла­ма раз­но­об­раз­ные об­щи­ны мо­гут под­чи­нять­ся все­об­ще­му ис­лам­ско­му за­ко­ну, ос­но­вы­ваю­щем­ся на по­кло­не­нии Ал­ла­ху, и ни­ко­му дру­го­му. Это вер­но да­же в тех слу­ча­ях, ко­гда не­ко­то­рые из этих об­щин не ис­по­ве­ду­ют ис­лам­ское ве­ро­уче­ние. Кто про­грес­сив­но по­ни­ма­ет при­ро­ду ис­лам­ской ре­ли­гии, по­ни­ма­ет не­из­беж­ность ди­на­ми­че­ско­го про­дви­же­ния к Ис­ла­му в ви­де Джи­ха­да с ис­поль­зо­ва­ни­ем ме­ча, и на­ря­ду с Джи­ха­дом, с ис­поль­зо­ва­ни­ем разъ­яс­не­ния.

По­ни­маю­щий при­ро­ду Ис­ла­ма че­ло­век зна­ет, что это нель­зя на­звать обо­ро­ни­тель­ным дви­же­ни­ем в том уз­ком смыс­ле, в ко­то­ром по­ни­ма­ют се­го­дня тер­мин “обо­ро­ни­тель­ная вой­на”, как то­го хо­те­ли бы ма­ло­душ­ные и ко­леб­лю­щие­ся под дав­ле­ни­ем су­щей дей­ст­ви­тель­но­сти и ко­вар­но­го на­сту­п­ле­ния вос­то­ко­ве­дов, изо­бра­жаю­щих дви­же­ние Джи­ха­да в Ис­ла­ме обо­ро­ни­тель­ным. Они де­ла­ют это при том, что это дви­же­ние вы­сту­па­ет за ос­во­бо­ж­де­ние че­ло­ве­ка на зем­ле сред­ст­ва­ми, аде­к­ват­ны­ми всем ас­пек­там че­ло­ве­че­ской дей­ст­ви­тель­но­сти, при­чем оно осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на кон­крет­ных эта­пах, ка­ж­дый из ко­то­рых име­ет свои соб­ст­вен­ные об­нов­ляю­щие­ся сред­ст­ва.

Ес­ли мы не­из­беж­но долж­ны на­звать дви­же­ние Джи­ха­да в Ис­ла­ме обо­ро­ни­тель­ным дви­же­ни­ем, то мы не­пре­мен­но долж­ны из­ме­нить смысл сло­ва “обо­ро­на” и по­ни­мать под ним “за­щи­та че­ло­ве­ка” от уг­ро­зы всех тех фак­то­ров, ко­то­рые ог­ра­ни­чи­ва­ют его сво­бо­ду и пре­пят­ст­ву­ют его ос­во­бо­ж­де­нию. Эти фак­то­ры оли­це­тво­ря­ют­ся в убе­ж­де­ни­ях и пред­став­ле­ни­ях так же, как они во­пло­ща­ют­ся в по­ли­ти­че­ских сис­те­мах, ос­но­вы­ваю­щих­ся на ра­си­ст­ских, клас­со­вых и эко­но­ми­че­ских пре­по­нах. Эти сис­те­мы гос­под­ство­ва­ли на всей зем­ле к мо­мен­ту при­хо­да Ис­ла­ма. Не­ко­то­рые из форм этой сис­те­мы про­дол­жа­ют гос­под­ство­вать и в на­ше вре­мя в ус­ло­ви­ях со­вре­мен­но­го язы­че­ско­го не­ве­же­ст­ва.

Сде­лав та­кое рас­ши­ре­ние по­ня­тия сло­ва “обо­ро­на”, мы мо­жем за­ни­мать­ся ис­ти­ной мо­ти­вов ис­лам­ско­го подъ­е­ма на зем­ле с ис­поль­зо­ва­ни­ем Джи­ха­да, мы да­же мо­жем под­хо­дить к са­мой при­ро­де Ис­ла­ма. А эта при­ро­да, как из­вест­но, за­клю­ча­ет­ся в об­щей дек­ла­ра­ции ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка от по­ра­бо­ще­ния дру­гим че­ло­ве­ком, ут­вер­жде­нии бо­же­ст­вен­но­го на­ча­ла Ал­ла­ха и ни­ко­го дру­го­го, кро­ме Не­го, и Его гос­под­ства над оби­та­те­ля­ми это­го ми­ра, в раз­ру­ше­нии цар­ст­ва че­ло­ве­че­ской при­хо­ти на зем­ле и в ус­та­нов­ле­нии цар­ст­ва Не­бес­но­го За­ко­на в ми­ре че­ло­ве­ка.

Что ка­са­ет­ся по­пы­ток объ­яс­нить ис­лам­ский Джи­хад обо­ро­ни­тель­ны­ми тер­ми­на­ми в уз­ком смыс­ле со­вре­мен­но­го по­ни­ма­ния обо­ро­ни­тель­ной вой­ны, по­пы­ток най­ти ар­гу­мен­ты для до­ка­за­тель­ст­ва то­го, что со­бы­тия ис­лам­ско­го Джи­ха­да раз­вер­ты­ва­лись лишь для то­го, что­бы дать от­пор аг­рес­сии со­сед­них сил “про­тив ис­лам­ской ро­ди­ны”, ко­то­рая в по­ни­ма­нии не­ко­то­рых сво­дит­ся к Ара­вий­ско­му по­лу­ост­ро­ву, то эти по­пыт­ки сви­де­тель­ст­ву­ют о не­до­по­ни­ма­нии при­ро­ды ис­лам­ской ре­ли­гии, при­ро­ды той ро­ли, во имя ко­то­рой она при­шла на зем­лю. Эти по­пыт­ки так­же сви­де­тель­ст­ву­ют о том, что но­си­те­ли та­ко­го под­хо­да по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, ус­ту­пив дав­ле­нию со­вре­мен­ной дей­ст­ви­тель­но­сти, ко­вар­но­му на­сту­п­ле­нию вос­то­ко­вед­че­ской нау­ки про­тив ис­лам­ско­го Джи­ха­да. Вы толь­ко пред­ставь­те, что ес­ли бы Абу Бакр, Омар и Ос­ман (мир над ни­ми) обезо­па­си­ли бы Ара­вий­ский по­лу­ост­ров от аг­рес­сии со сто­ро­ны Пер­сии и Ви­зан­тии, то раз­ве они от­ка­за­лись бы от рас­про­стра­не­ния Ис­ла­ма на зем­ле? Как же им уда­ва­лось под­дер­жи­вать Ис­лам и про­дви­гать его рас­про­стра­не­ние в ус­ло­ви­ях, ко­гда при­зыв на­тал­ки­вал­ся на ма­те­ри­аль­ные пре­пят­ст­вия, ко­то­рые чи­ни­ли по­ли­ти­че­ские и го­су­дар­ст­вен­ные сис­те­мы, а так­же эко­но­ми­че­ские, клас­со­вые и ра­со­вые сис­те­мы об­ще­ст­ва, пи­тав­шие­ся ра­си­ст­ки­ми и клас­со­вы­ми идея­ми, и ко­то­рые в то же вре­мя на­хо­ди­лись под за­щи­той ма­те­ри­аль­ной си­лы го­су­дар­ст­ва.

Бы­ло бы на­ив­ным по­ла­гать, что при­зыв, ко­то­рый дек­ла­ри­ру­ет ос­во­бо­ж­де­ние че­ло­ве­ка, все­го ро­да че­ло­ве­че­ско­го на всей зем­ле, вдруг ос­та­нав­ли­ва­ет­ся пе­ред эти­ми пре­пят­ст­вия­ми и про­дол­жа­ет борь­бу сло­ва­ми и разъ­яс­не­ния­ми. Ис­лам­ский при­зыв ве­дет Джи­хад с по­мо­щью язы­ка и разъ­яс­не­ния в тех слу­ча­ях, ко­гда он ос­та­ет­ся один на один с людь­ми и об­ра­ща­ет­ся к ним с про­по­ве­дью без по­мех, в ус­ло­ви­ях пол­ной сво­бо­ды, а лю­ди со­вер­шен­но не под­вер­же­ны воз­дей­ст­вию по­сто­рон­них фак­то­ров. Здесь по­нят­но ис­поль­зо­ва­ние ло­зун­га “Ни­ка­ко­го на­си­лия в ре­ли­гии”. Од­на­ко, ко­гда на пу­ти вста­ют пре­пят­ст­вия и по­яв­ля­ют­ся фак­то­ры ма­те­ри­аль­но­го воз­дей­ст­вия, то воз­ни­ка­ет не­об­хо­ди­мость унич­то­жить их пре­ж­де все­го си­лой, с тем что­бы по­лу­чить воз­мож­ность об­ра­щать­ся с про­по­ве­дью к серд­цу че­ло­ве­ка и его ра­зу­му, к че­ло­ве­ку, ко­то­рый сво­бо­ден от всех этих оков.

Джи­хад — не­об­хо­ди­мость для ис­лам­ско­го при­зы­ва, ес­ли це­ли его за­клю­ча­ют­ся в серь­ез­ной дек­ла­ра­ции ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка, при­чем та­кой дек­ла­ра­ции, ко­гда ре­аль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти про­ти­во­пос­тав­ля­ют­ся сред­ст­ва, аде­к­ват­ные всем ее ас­пек­там,  ко­гда  Джи­хад  не  ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся  фи­ло­сов­ско-тео­ре­тичес­ки­ми разъ­яс­не­ния­ми, не­за­ви­си­мо от то­го, на­хо­дит­ся ли ис­лам­ская ро­ди­на, а ес­ли ска­зать пра­виль­но с му­суль­ман­ской точ­ки зре­ния — мир Ис­ла­ма, — в безо­пас­но­сти или под уг­ро­зой со сто­ро­ны со­се­дей.

Ис­лам, уст­рем­ля­ясь к ми­ру, не име­ет в ви­ду тот де­ше­вый мир, суть ко­то­ро­го сво­дит­ся лишь к то­му, что­бы обезо­па­сить тер­ри­то­рию, на ко­то­рой про­жи­ва­ет на­се­ле­ние, вос­при­няв­шее ис­лам­ское ве­ро­уче­ние. Ис­лам же­ла­ет та­ко­го ми­ра, под се­нью ко­то­ро­го вся ре­ли­гия пол­но­стью бы при­над­ле­жа­ла Ал­ла­ху, то есть, что­бы лю­ди, все лю­ди под се­нью это­го ми­ра по­кло­ня­лись Ал­ла­ху, и что­бы в этих ус­ло­ви­ях лю­ди не бра­ли из сво­ей сре­ды дру­гих лю­дей в ка­че­ст­ве гос­под, по­ми­мо Ал­ла­ха. И здесь нуж­но учи­ты­вать ко­неч­ный итог эта­пов ис­лам­ско­го Джи­ха­да. Эти эта­пы уже за­вер­ши­лись. Как го­во­рит имам Ибн Кай­им: “…де­ло не­ве­рую­щих в Ис­лам ста­би­ли­зи­ро­ва­лось, и они ста­ли де­лить­ся на три ка­те­го­рии: те, кто с ору­жи­ем в ру­ках вы­сту­пал про­тив му­суль­ман; те, кто имел с ни­ми до­го­вор; и те, кто на­хо­дил­ся под их за­щи­той”. Со вре­ме­нем на­хо­дя­щие­ся в до­го­вор­ных от­но­ше­ни­ях с му­суль­ма­на­ми ли­ца пе­ре­шли в Ис­лам. Та­ким об­ра­зом, из не­ве­рую­щих ос­та­лось две ка­те­го­рии: те, кто сра­жал­ся про­тив Ис­ла­ма и те, кто на­хо­дил­ся под его за­щи­той. Что ка­са­ет­ся вы­сту­паю­щих с ору­жи­ем в ру­ках про­тив Ис­ла­ма, то они боя­лись му­суль­ман. В ито­ге на зем­ле ос­та­лось три ка­те­го­рии лю­дей: му­суль­ма­не, ве­рую­щие в Ис­лам; ли­ца за­ни­маю­щие ло­яль­ную по­зи­цию в от­но­ше­нии Ис­ла­ма; и лю­ди, сра­жаю­щие­ся про­тив Ис­ла­ма. Как вид­но из ска­зан­но­го ра­нее, ли­ца, за­ни­маю­щие мир­ную ло­яль­ную по­зи­цию, пред­став­ля­ют тех, кто на­хо­дил­ся под за­щи­той Ис­ла­ма.

Пе­ре­чис­лен­ные вы­ше ка­те­го­рии лю­дей от­ра­жа­ют впол­не ло­ги­че­ские по­зи­ции, учи­ты­ваю­щие при­ро­ду ис­лам­ской ре­ли­гии и ее це­ли. Это во­все не то, что по­ни­ма­ют ма­ло­душ­ные и ко­леб­лю­щие­ся под дав­ле­ни­ем су­щей дей­ст­ви­тель­но­сти и ко­вар­но­го на­сту­п­ле­ния вос­то­ко­ве­дов.

В Мек­ке и в пер­вое вре­мя по­сле пе­ре­се­ле­ния му­суль­ман в Ме­ди­ну Ал­лах удер­жи­вал их от раз­вер­ты­ва­ния во­ен­ных дей­ст­вий. Му­суль­ма­нам бы­ло ска­за­но: “Уберите руки (не пытайтесь сражаться), совершайте намаз и выплачивайте закят”. (4 / 77)

За­тем им бы­ло раз­ре­ше­но вес­ти во­ен­ные дей­ст­вия. Му­суль­ма­нам бы­ло ска­за­но: “Дозволено тем, против кого сражаются, сражаться, потому что с ними поступили несправедливо. Воистину, Аллах способен помочь им.Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». Если бы Аллах не позволил одним людям защищаться от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах – Всесильный, Могущественный.Если Мы одарим их властью на земле, они будут совершать намаз, выплачивать закят, велеть совершать одобряемое и запрещать предосудительное. А исход всех дел – у Аллаха.” (22 / 39-41)

По­сле это­го му­суль­ма­нам бы­ло вме­не­но в обя­зан­ность сра­жать­ся с те­ми, кто с ору­жи­ем в ру­ках вы­сту­пал про­тив них, и ос­та­вить в по­кое тех, кто не вое­вал с ни­ми. Им, в ча­ст­но­сти, бы­ло ска­за­но: “Если кто покусился на вас, то и вы покуситесь на него, подобно тому, как он покусился на вас”. (2 / 194)

Да­лее им бы­ло ска­за­но сра­жать­ся со все­ми мно­го­бож­ни­ка­ми: “Сра­жай­тесь все с мно­го­бож­ни­ка­ми, как они все сра­жа­ют­ся с ва­ми”. (9 / 36)

Му­суль­ма­нам бы­ло так­же веле­но:“Сражайтесь с теми из людей Писания, которые не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, которые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию, пока они не станут собственноручно платить дань, оставаясь униженными”. (9 / 29)

Как го­во­рит имам Ибн аль-Кей­им, “сра­же­ние бы­ло сна­ча­ла за­пре­ще­но, по­том — доз­во­ле­но, за­тем бы­ло по­ве­ле­но сра­жать­ся про­тив тех, кто вы­сту­па­ет про­тив му­суль­ман с ору­жи­ем в ру­ках, а по­том уже бы­ло по­ве­ле­но сра­жать­ся про­тив всех мно­го­бож­ни­ков”.

Кто мог бы так по­сту­пить: сна­ча­ла слу­шать, что ска­зал по это­му во­про­су Ал­лах, хва­ла Ему, и Его по­слан­ник (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), сле­дить за раз­ви­ти­ем со­бы­тий ис­лам­ско­го Джи­ха­да, а по­том вдруг по­ду­мать, что, мол, Джи­хад — яв­ле­ние вре­мен­ное, пре­хо­дя­щее, свя­зан­ное к то­му же с об­стоя­тель­ст­ва­ми, ко­то­рые то по­яв­ля­ют­ся, то ис­че­за­ют, и ос­та­но­вить­ся на обо­ро­ни­тель­ных ру­бе­жах для за­щи­ты гра­ниц?

Серь­ез­ный ха­рак­тер ко­ра­ни­че­ских тек­стов по во­про­сам, ка­саю­щим­ся Джи­ха­да, пре­да­ний о Про­ро­ке (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), ко­то­рые по­бу­ж­да­ют к ве­де­нию Джи­ха­да, серь­ез­ность со­бы­тий, ко­то­рые раз­вер­ты­ва­лись во­круг Джи­ха­да на за­ре Ис­ла­ма и на про­тя­же­нии всей дол­гой его ис­то­рии, не по­зво­ля­ют за­кра­сть­ся в ду­шу че­ло­ве­ка трак­тов­ке, на ко­то­рой пы­та­ют­ся на­стаи­вать ма­ло­душ­ные и ко­леб­лю­щие­ся под дав­ле­ни­ем су­щей дей­ст­ви­тель­но­сти и под воз­дей­ст­ви­ем ко­вар­но­го вос­то­ко­вед­че­ско­го на­сту­п­ле­ния на ис­лам­ский Джи­хад.

В пер­вом же ая­те, в ко­то­ром Все­выш­ний раз­ре­шил му­суль­ма­нам взять­ся за ору­жие, Ал­лах разъ­яс­нил пра­во­вер­ным, что ис­кон­ная и по­сто­ян­ная суть жиз­ни ближ­ней за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы стал­ки­вать лю­дей друг с дру­гом, с тем что­бы очи­стить зем­лю:

“Дозволено тем, против кого сражаются, сражаться, потому что с ними поступили несправедливо. Воистину, Аллах способен помочь им.Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». Если бы Аллах не позволил одним людям защищаться от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах – Всесильный, Могущественный.” (22 / 39-41)

Та­ким об­ра­зом, Джи­хад суть яв­ле­ние по­сто­ян­ное, а не пре­хо­дя­щее, как по­сто­ян­но и то, что прав­да и ложь не ужи­ва­ют­ся на зем­ле. Ко­гда ис­лам­ская ре­ли­гия сде­ла­ла за­яв­ле­ние о том, что при­шла для то­го, что­бы уст­ро­ить гос­под­ство Ал­ла­ха над оби­та­те­ля­ми это­го ми­ра и ос­во­бо­дить че­ло­ве­ка от по­ра­бо­ще­ния дру­гим че­ло­ве­ком, узур­па­то­ры вла­сти Ал­ла­ха на зем­ле встре­ти­ли ее в шты­ки и ни­ко­гда не хо­те­ли ми­рить­ся с Ис­ла­мом. Ис­лам, в свою оче­редь, об­ру­шил на них свои уда­ры, с тем что­бы из­ба­вить лю­дей от их гос­под­ства, за­щи­тить че­ло­ве­ка на зем­ле от на­си­лия со сто­ро­ны не­за­кон­но за­хва­тив­ших власть. Так бы­ло, есть и бу­дет все­гда. Ос­во­бо­ди­тель­ный по­рыв Джи­ха­да все­гда бу­дет про­ти­во­сто­ять узур­па­то­ру, по­ка вся власть не пе­рей­дет в ру­ки Ал­ла­ха Все­выш­не­го.

От­каз от ве­де­ния во­ен­ных дей­ст­вий в Мек­ке пред­став­лял со­бою лишь ка­кой-то этап дол­го­сроч­но­го пла­на. То же са­мое мож­но ска­зать и о на­чаль­ном пе­рио­де жиз­ни му­суль­ман­ской Ум­мы по­сле пе­ре­се­ле­ния в Ме­ди­ну. А в по­сле­дую­щий по­сле это­го на­чаль­но­го пе­рио­да от­ре­зок вре­ме­ни му­суль­ман­ская Ум­ма при­бег­ла к ак­тив­ным дей­ст­ви­ям не толь­ко с це­лью обезо­па­сить Ме­ди­ну. Это бы­ла на­чаль­ная цель, без дос­ти­же­ния ко­то­рой нель­зя бы­ло обой­тись, но и от­нюдь не по­след­няя цель. Осу­ще­ст­в­ле­ние этой це­ли обес­пе­чи­ва­ло сред­ст­ва для ве­де­ния ак­тив­ных дей­ст­вий, а так­же ба­зу для му­суль­ман, на ко­то­рую они опи­ра­лись бы, при­сту­пая к ос­во­бо­ж­де­нию че­ло­ве­ка, к ли­к­ви­да­ции пре­пят­ст­вий, ко­то­рые вста­ва­ли на пу­ти са­мо­го че­ло­ве­ка к ос­во­бо­ж­де­нию и про­грес­су.

От­каз му­суль­ман от ис­поль­зо­ва­ния си­лы ору­жия в Мек­ке по­ня­тен, по­то­му что бла­го­да­ря та­кой по­зи­ции му­суль­ма­не по­лу­ча­ли сво­бо­ду реа­ли­за­ции му­суль­ман­ско­го при­зы­ва в Мек­ке. Вы­сту­пив­ший с при­зы­вом Му­хам­мад (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) был под за­щи­той пле­ме­ни Ха­ши­мов и мог под за­щи­той их ме­чей вы­пол­нять свою про­по­вед­ни­че­скую мис­сию, об­ра­ща­ясь с ис­лам­ским при­зы­вом к со­вес­ти, умам и серд­цам ок­ру­жав­ших его лю­дей. В то вре­мя в Мек­ке не бы­ло ор­га­ни­зо­ван­ной по­ли­ти­че­ской си­лы, ко­то­рая мог­ла бы встать на пу­ти ис­лам­ско­го при­зы­ва или по­ме­шать лю­дям при­слу­ши­вать­ся к не­му. Не бы­ло на этом эта­пе ни­ка­кой не­об­хо­ди­мо­сти при­бе­гать к ис­поль­зо­ва­нию ору­жия. Это мож­но так­же объ­яс­нить и дру­ги­ми при­чи­на­ми, ко­то­рые, воз­мож­но, име­ли ме­сто на дан­ном эта­пе ста­нов­ле­ния Ис­ла­ма. Я вкрат­це пе­ре­чис­лил эти при­чи­ны в сво­ей кни­ге “Зи­ляль аль-Куръ­ан”, ко­гда ком­мен­ти­ро­вал сле­дую­щие сло­ва Все­выш­не­го:

“Разве ты не видел тех, кому было сказано: «Уберите руки (не пытайтесь сражаться), совершайте намаз и выплачивайте закят». …” (Жен­щи­ны, аят 77).

Не бу­дет лиш­ним об­ра­тить здесь вни­ма­ние на не­ко­то­рые из этих при­чин, со­дер­жа­щих­ся в мо­ей кни­ге.

Воз­мож­но, что это бы­ло так, по­то­му что мек­кан­ский пе­ри­од ста­нов­ле­ния Ис­ла­ма был пе­рио­дом вос­пи­та­ния и под­го­тов­ки кон­крет­ных лю­дей в кон­крет­ной сре­де, при­чем в кон­крет­ных ус­ло­ви­ях. Це­ли вос­пи­та­ния и под­го­тов­ки лю­дей имен­но в той су­ще­ст­во­вав­шей то­гда сре­де сво­ди­лись к за­ка­ли­ва­нию ду­ши араб­ско­го че­ло­ве­ка, с тем что­бы он был спо­со­бен вы­но­сить чи­ни­мые про­тив не­го про­из­вол и не­спра­вед­ли­вость, не­вы­но­си­мые в обыч­ных ус­ло­ви­ях для не­го и для тех, кто при­бе­га­ет к его по­кро­ви­тель­ст­ву и ищет у не­го спа­се­ния; с тем что­бы он мог ос­во­бо­дить­ся от соб­ст­вен­ной лич­но­сти и аб­ст­ра­ги­ро­вать­ся от сво­ей сущ­но­сти для то­го, что­бы эта его сущ­ность и сущ­ность то­го, кто ищет у не­го спа­се­ния, не ста­но­ви­лась глав­ным, на его взгляд, в жиз­ни и не ста­но­ви­лась по­бу­ди­тель­ным дви­же­ни­ем в его жиз­ни. Бы­ло не­об­хо­ди­мым нау­чить араб­ско­го ин­ди­ви­дуу­ма сдер­жи­вать свои по­ры­вы, не “взры­вать­ся” и не “за­во­дить­ся”, что соб­ст­вен­но ти­пич­но для не­го при пер­вом же раз­дра­жи­те­ле. Не­об­хо­ди­мо бы­ло так­же до­бить­ся урав­но­ве­шен­но­сти и уме­рен­но­сти в его ха­рак­те­ре и дей­ст­ви­ях. Араб­ский ин­ди­ви­ду­ум ну­ж­дал­ся так­же в уме­нии жить по за­ко­нам ор­га­ни­зо­ван­но­го об­ще­ст­ва, имею­ще­го свое ру­ко­во­дство, об­ра­щать­ся к это­му ру­ко­во­дству по раз­лич­ным де­лам сво­ей жиз­ни и вес­ти се­бя толь­ко так, как ему бы­ло при­ка­за­но, как бы это ни про­ти­во­ре­чи­ло его при­выч­кам и обы­ча­ям. Это об­стоя­тель­ст­во бы­ло крае­уголь­ным кам­нем под­го­тов­ки лич­но­сти ара­ба, соз­да­ния “ис­лам­ско­го об­ще­ст­ва”, под­чи­няю­ще­го­ся управ­ляю­ще­му ру­ко­во­дству, ру­ко­во­дству пе­ре­до­во­му и ци­ви­ли­зо­ван­но­му, ру­ко­во­дству, да­ле­ко­му от вар­вар­ст­ва и на­цио­на­лиз­ма.

Воз­мож­но, это бы­ло так, по­то­му что мир­ный при­зыв в сре­де, по­доб­ной ку­рейш­ской, был бо­лее дей­ст­вен­ным и эф­фек­тив­ным. Воз­мож­но, что ис­поль­зо­ва­ние ору­жия в ку­рейш­ской сре­де, пре­ис­пол­нен­ной го­но­ра и вы­со­ко­ме­рия, при­ве­ло бы к уси­ле­нию про­ти­во­дей­ст­вия, к но­вой вспыш­ке кров­ной мес­ти, по­доб­но тем со­бы­ти­ям, ко­то­рые ра­зы­гра­лись ме­ж­ду ара­ба­ми вслед­ст­вие вой­ны из-за ска­ку­на Да­хи­са и ко­бы­ли­цы Габ­ры, а так­же из-за вой­ны, ин­спи­ри­ро­ван­ной джа­хи­ли­ст­ской по­этес­сой Ба­су­сой. Эта кров­ная месть дли­лась в те­че­ние дол­гих лет и унес­ла из жиз­ни це­лые пле­ме­на. Эти но­вые кро­ва­вые со­бы­тия бы­ли бы свя­за­ны в умах ара­бов и в их па­мя­ти с Ис­ла­мом. Эти кро­ва­вые со­бы­тия ни­ко­гда бы не за­тих­ли, а Ис­лам из му­суль­ман­ско­го при­зы­ва и ре­ли­гии пре­вра­тил­ся бы в ис­точ­ник не­на­вис­ти и жа­ж­ды мес­ти, при этом ле­жа­щая в его ис­то­ках глав­ная на­прав­лен­ность бы­ла бы на­все­гда за­бы­та.

Воз­мож­но, это бы­ло так так­же и для то­го, что­бы из­бе­жать воз­ник­но­ве­ния столк­но­ве­ний и кро­ва­вых со­бы­тий внут­ри ка­ж­до­го до­ма, в ка­ж­дой се­мье. В том об­ще­ст­ве не су­ще­ст­во­ва­ло все­об­щей вла­ст­ной сис­те­мы, ко­то­рая мог­ла бы на­ка­зы­вать и прель­щать ве­рую­щих. Это то­гда вхо­ди­ло в круг обя­зан­но­стей бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков. Та­ким об­ра­зом, ис­поль­зо­ва­ние си­лы ору­жия в ука­зан­ной сре­де вы­зва­ло бы столк­но­ве­ние и кро­ва­вые рас­при внут­ри ка­ж­до­го до­ма, а по­то­му лю­ди го­во­ри­ли бы: “Ну вот вам и Ис­лам”. Фак­ти­че­ски же в жиз­ни про­изош­ло то, что лю­ди ста­ли го­во­рить: “Ис­лам на­ка­зы­ва­ет не брать в ру­ки ору­жие”. Ку­рей­ши ве­ли ан­ти­ис­лам­скую про­па­ган­ду во вре­мя па­лом­ни­че­ст­ва, ко­гда в Мек­ку съез­жа­лись ара­бы для со­вер­шен­ст­во­ва­ния об­ря­да па­лом­ни­че­ст­ва и по сво­им тор­го­вым де­лам. Они ут­вер­жда­ли, что-де Му­хам­мад (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) се­ет рознь ме­ж­ду от­цом и сы­ном, не го­во­ря уже о мас­шта­бах ро­да и пле­ме­ни. А как об­стоя­ло бы де­ло, ес­ли бы он при­ка­зы­вал сы­ну уби­вать сво­его от­ца, ра­бу — сво­его хо­зяи­на, и так в ка­ж­дом до­ме и в ка­ж­дом квар­та­ле!

Воз­мож­но, это бы­ло так еще и по­то­му, что Ал­лах знал, что мно­гие из про­тив­ни­ков Ис­ла­ма, ко­то­рые стре­ми­лись от­вра­тить от не­го пер­вых му­суль­ман, из­де­ва­лись над ни­ми и на­ка­зы­ва­ли их, са­ми ста­нут по­том че­ст­ны­ми вои­на­ми Ис­ла­ма и да­же во­ен­ны­ми пред­во­ди­те­ля­ми. Не был ли сре­ди этих про­тив­ни­ков Ис­ла­ма и сам Омар бен аль-Хат­таб, став­ший за­тем од­ним из пер­вых спод­виж­ни­ков Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), а в бу­ду­щем став­ший ха­ли­фом, по­ко­ри­те­лем Егип­та и Си­рии?

Воз­мож­но, это бы­ло так еще и по­то­му, что ара­бы, об­ла­дав­шие вы­со­ким соз­на­ни­ем соб­ст­вен­но­го дос­то­ин­ст­ва в ус­ло­ви­ях жиз­ни внут­ри пле­ме­ни, очень воз­бу­ж­да­лись и ста­но­ви­лись на сто­ро­ну уг­не­тен­но­го, ко­то­рый пе­ре­но­сит боль­шие стра­да­ния, но не от­сту­па­ет­ся от сво­их прин­ци­пов. Это осо­бен­но бы­ло на­гляд­но, ко­гда де­ло ка­са­лось ка­ко­го-ни­будь знат­но­го че­ло­ве­ка из их сре­ды. Пра­виль­ность та­ко­го взгля­да под­твер­жда­ет­ся мно­ги­ми со­бы­тия­ми из ис­то­рии ара­бов. Так, Ибн ад-Даг­на не за­хо­тел по­ки­нуть Абу Ба­кра, ко­гда тот на­ме­ре­вал­ся пе­ре­се­лить­ся из Мек­ки в Ме­ди­ну. Он пред­ло­жил Абу Бак­ру, че­ло­ве­ку знат­но­му и ува­жае­мо­му в Мек­ке, свое по­кро­ви­тель­ст­во и за­щи­ту. У ара­бов счи­та­лось по­зо­ром не ока­зать по­мощь стра­даю­ще­му. По­след­ним из та­ких яв­ле­ний бы­ло унич­то­же­ние лис­тов­ки, при­зы­вав­шей к бло­ка­де пле­ме­ни Ха­ши­мов, к ко­то­ро­му при­над­ле­жал Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), в уще­лье Абу Та­ли­ба, по­сле то­го как го­лод для них стал не­вы­но­си­мым и уси­ли­лись их стра­да­ния. В од­ном из об­ществ древ­не­го ми­ра, ко­то­рое вы­сту­па­ло про­тив уни­же­ния, за­мал­чи­ва­ние стра­да­ний мог­ло быть по­во­дом для из­де­ва­тельств, на­сме­шек и пре­зре­ния, а так­же для по­ри­ца­ния не­спра­вед­ли­во­го му­чи­те­ля.

Воз­мож­но, так бы­ло еще и из-за не­зна­чи­тель­но­го чис­ла лиц, при­няв­ших ис­лам­скую ве­ру в то вре­мя, из-за их замк­ну­то­сти в Мек­ке, от­ку­да ис­лам­ский при­зыв не до­хо­дил до дру­гих мест Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, но ес­ли и до­хо­дил, то све­де­ния о нем бы­ли рас­се­ян­ны­ми и про­ти­во­ре­чи­вы­ми. Араб­ские пле­ме­на да­же ста­ли за­ни­мать ней­траль­ную по­зи­цию в от­но­ше­нии внут­рен­ней борь­бы ме­ж­ду ку­рей­ша­ми и не­ко­то­ры­ми чле­на­ми их же пле­ме­ни, что­бы вы­ждать и по­смот­реть, чем все это за­кон­чит­ся. В этом слу­чае ме­ст­ные рас­при мог­ли бы за­кон­чить­ся фи­зи­че­ским унич­то­же­ни­ем не­мно­го­чис­лен­ной му­суль­ман­ской об­щи­ны, да­же ес­ли бы ее чле­ны и уби­ли в не­сколь­ко раз боль­ше сво­их про­тив­ни­ков. Во вся­ком слу­чае ос­та­лось бы мно­го­бо­жие, ис­чез­ла бы му­суль­ман­ская Ум­ма, не бы­ло бы Ис­ла­ма, как сис­те­мы, и он не имел бы сво­его ре­аль­но­го во­пло­ще­ния, и это, ме­ж­ду тем, как он, бу­ду­чи ре­ли­ги­ей, поя­вил­ся как за­кон жиз­ни, с тем что­бы стать ре­аль­ной и прак­ти­че­ской сис­те­мой жиз­ни.

Что же ка­са­ет­ся Ме­ди­ны в пер­вый пе­ри­од жиз­ни му­суль­ман по­сле пе­ре­се­ле­ния, то по­слан­ник Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) за­клю­чил до­го­вор с иу­дея­ми, жив­ши­ми в го­ро­де, с жи­те­ля­ми, со­хра­нив­ши­ми вер­ность сво­им язы­че­ским ве­ро­ва­ни­ям, и с жи­те­ля­ми ок­ре­ст­ных се­ле­ний, что яви­лось так­же од­ним из об­стоя­тельств, обу­слов­лен­ных ха­рак­те­ром упо­мя­ну­то­го эта­па ста­нов­ле­ния Ис­ла­ма.

Во-пер­вых, этот до­го­вор соз­да­вал воз­мож­ность сво­бод­ной про­по­ве­ди ис­лам­ской ве­ры без ка­ко­го-ли­бо про­ти­во­дей­ст­вия со сто­ро­ны по­ли­ти­че­ской вла­сти, ме­шаю­щей об­ще­нию му­суль­ман с жи­те­ля­ми Ме­ди­ны. Все еди­но­душ­но при­зна­ли но­вое му­суль­ман­ское го­су­дар­ст­во во гла­ве с по­слан­ни­ком Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет), ко­то­рый вер­шил все по­ли­ти­че­ские де­ла это­го го­су­дар­ст­ва. В со­от­вет­ст­вии с тек­стом до­го­во­ра ни од­на из всту­пив­ших с му­суль­ма­на­ми в до­го­вор­ные от­но­ше­ния сто­рон не име­ла пра­ва за­клю­чать пе­ре­ми­рие, объ­яв­лять вой­ну или на­ла­жи­вать свя­зи с внеш­ним ми­ром без со­гла­сия на то по­слан­ни­ка Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет). Бы­ло со­вер­шен­но яс­но, что ре­аль­ная власть в Ме­ди­не на­хо­ди­лась в ру­ках му­суль­ман. Пе­ред му­суль­ман­ским при­зы­вом от­кры­лись но­вые го­ри­зон­ты. В го­ро­де ца­ри­ла ат­мо­сфе­ра сво­бо­ды об­ще­ния ме­ж­ду людь­ми и сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Во-вто­рых, на дан­ном эта­пе по­слан­ник Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) хо­тел ос­во­бо­дить се­бя от лиш­них за­бот, с тем что­бы за­нять­ся ку­рей­ша­ми, оп­по­зи­ция ко­то­рых бы­ла кам­нем пре­ткно­ве­ния на пу­ти рас­про­стра­не­ния Ис­ла­ма сре­ди араб­ских пле­мен, за­ни­мав­ших вы­жи­да­тель­ную по­зи­цию от­но­си­тель­но ис­хо­да борь­бы ме­ж­ду ку­рей­ша­ми и не­ко­то­ры­ми их со­пле­мен­ни­ка­ми. По этой при­чи­не по­слан­ник Ал­ла­ха (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) стал ор­га­ни­зо­вы­вать во­ен­ные по­хо­ды про­тив мно­го­бож­ни­ков. Пер­вая та­кая во­ен­ная экс­пе­ди­ция со­стоя­лась по на­ка­зу Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) под ко­ман­до­ва­ни­ем Хам­зы бен Аб­дель Мут­та­ли­ба в ме­ся­це ра­ма­дан в на­ча­ле седь­мо­го ме­ся­ца по­сле пе­ре­се­ле­ния.

Та­кие по­хо­ды по­сле­до­ва­ли один за дру­гим: в на­ча­ле де­вя­то­го ме­ся­ца пе­ре­се­ле­ния, в на­ча­ле три­на­дца­то­го, а за­тем и в на­ча­ле ше­ст­на­дца­то­го ме­ся­ца пе­ре­се­ле­ния. В ме­ся­це рад­жаб в на­ча­ле сем­на­дца­то­го ме­ся­ца пе­ре­се­ле­ния со­сто­ял­ся по­ход под ру­ко­во­дством Аб­дул­лы бен Джах­ша. Это бы­ла пер­вая во­ен­ная экс­пе­ди­ция, в хо­де ко­то­рой про­изош­ло сра­же­ние и бы­ли уби­тые. Сра­же­ние про­изош­ло во вре­мя за­прет­но­го для во­ен­ных дей­ст­вий ме­ся­ца. Как раз в это вре­мя был ни­спос­лан сле­дую­щий аят Ко­ра­на:

“Они спрашивают тебя о сражении в запретный месяц. Скажи: «Сражаться в этот месяц – великое преступление. Однако сбивать других с пути Аллаха, не веровать в Него, не пускать в Заповедную мечеть и выгонять оттуда ее жителей – еще большее преступление перед Аллахом. Искушение хуже, чем убийство. Они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашей религии, если только смогут. …». (Ко­ро­ва, аят 217).

За­тем в ме­ся­це ра­ма­дан то­го же го­да со­стоя­лась ве­ли­кая бит­ва при Бад­ре, во вре­мя ко­то­рой бы­ла ни­спос­ла­на су­ра “До­бы­ча”.

Вни­ма­тель­ное ис­сле­до­ва­ние об­ста­нов­ки че­рез приз­му об­стоя­тельств ре­аль­но­сти не по­зво­ля­ют ут­вер­ждать, что “обо­ро­на” в ее уз­ком по­ни­ма­нии бы­ла ос­но­вой ис­лам­ско­го дви­же­ния, как это ут­вер­жда­ют по­ра­жен­цы, стал­ки­ва­ясь с реа­лия­ми со­вре­мен­ной дей­ст­ви­тель­но­сти и па­суя пе­ред ко­вар­ны­ми на­пад­ка­ми со сто­ро­ны вос­то­ко­ве­дов.

Те, кто ищет чис­то обо­ро­ни­тель­ные мо­ти­вы му­суль­ман­ско­го подъ­е­ма, при­ни­ма­ют во вни­ма­ние вос­то­ко­вед­че­ские ма­нев­ры на­сту­п­ле­ния в то вре­мя, ко­гда у му­суль­ман не бы­ло ни сил, ни мо­гу­ще­ст­ва, ко­гда у них не бы­ло да­же ни­ка­ко­го Ис­ла­ма, за ис­клю­че­ни­ем тех, ко­го бла­го­сло­вит Ал­лах сре­ди на­стаи­ваю­щих на во­пло­ще­нии в жизнь идей дек­ла­ра­ции все­об­ще­го Ис­ла­ма пу­тем ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка на всей зем­ле от вся­кой вла­сти, за ис­клю­че­ни­ем вла­сти Ал­ла­ха, с тем что­бы вся ре­ли­гия при­над­ле­жа­ла толь­ко Ал­ла­ху. Толь­ко та­кие “му­суль­ма­не” ищут нрав­ст­вен­но­го и бла­го­вид­но­го оп­рав­да­ния Джи­ха­да в Ис­ла­ме.

Мо­гу­чий подъ­ем Ис­ла­ма не ну­ж­да­ет­ся в ка­ких-ли­бо нрав­ст­вен­ных и бла­го­вид­ных ар­гу­мен­тах сверх тех ар­гу­мен­тов, ко­то­рые со­дер­жат­ся в сле­дую­щих ко­ра­ни­че­ских тек­стах:

“Пусть сражаются на пути Аллаха те, которые покупают (или продают) мирскую жизнь за Последнюю жизнь. Того, кто будет сражаться на пути Аллаха и будет убит или одержит победу, Мы одарим великой наградой.

Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: «Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. Назначь нам от Себя покровителя и назначь нам от Себя помощника?»

Те, ко­то­рые уве­ро­ва­ли, — сра­жа­ют­ся на пу­ти Ал­ла­ха, а те, ко­то­рые не ве­ру­ют, — сра­жа­ют­ся на пу­ти та­гу­та. Сра­жай­тесь же с друзь­я­ми са­та­ны; ведь коз­ни са­та­ны сла­бы!”

(Жен­щи­ны, ая­ты 74-76).

Скажи неверующим, что если они прекратят, то им будет прощено то, что было в прошлом. Но если они возвратятся к неверию, то ведь уже были примеры первых поколений.

Сражайтесь с ними, пока не исчезнет фитна (ширк) и пока религия (их поклонение) не будет полностью посвящена только Аллаху. Если же они прекратят, то ведь Аллах видит то, что они совершают.

А ес­ли они об­ра­тят­ся вспять, то знай­те, что Ал­лах — ваш по­кро­ви­тель. Пре­крас­ный это по­кро­ви­тель и пре­крас­ный по­мощ­ник!” (До­бы­ча, ая­ты 38-40).

“Сражайтесь с теми из людей Писания, которые не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, которые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию, пока они не станут собственноручно платить дань, оставаясь униженными.

Иудеи сказали: «Узейр (Ездра) – сын Аллаха». Христиане сказали: «Мессия – сын Аллаха». Они произносят своими устами слова, похожие на слова прежних неверующих. Да погубит их Аллах! До чего же они отвращены от истины!

Они признали господами помимо Аллаха своих первосвященников и монахов, а также Мессию, сына Марьям (Марии). А ведь им было велено поклоняться только одному Богу, кроме которого нет иного божества. Он превыше того, что они приобщают в сотоварищи!

Они хотят потушить свет Аллаха своими устами. Но Аллах не допустит этого и завершит распространение Своего света, даже если это ненавистно неверующим.”. (По­кая­ние, ая­ты 29-32).

При­ве­ден­ные вы­ше ар­гу­мен­ты ут­вер­жда­ют бо­же­ст­вен­ность Ал­ла­ха на зем­ле, про­ве­де­ние в жизнь Его за­ко­на, пре­сле­до­ва­ние шай­та­нов и их за­ко­нов, ли­к­ви­да­цию вла­сти че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­ра­бо­ща­ет дру­гих лю­дей. Ведь лю­ди — ра­бы Ал­ла­ха Един­ст­вен­но­го, и ни­ко­го ино­го. Нель­зя до­пус­тить, что­бы людь­ми пра­вил кто-ли­бо из Его ра­бов вла­стью, ис­хо­дя­щей от Не­го Са­мо­го и по за­ко­ну соб­ст­вен­ной при­хо­ти и же­ла­ния. Дос­та­точ­но толь­ко это­го с ут­вер­жде­ни­ем прин­ци­па: “Ни­ка­ко­го на­си­лия в ре­ли­гии”. Ины­ми сло­ва­ми, нель­зя на­силь­но при­об­щать лю­дей к ве­ро­уче­нию по­сле из­бав­ле­ния от вла­сти ра­бов и ут­вер­жде­ния прин­ци­па: “Вся власть при­над­ле­жит Ал­ла­ху” или “Вся ре­ли­гия при­над­ле­жит Ал­ла­ху”. Толь­ко так и не ина­че!

Это — ар­гу­мен­ты в поль­зу ос­во­бо­ж­де­ния все­го че­ло­ве­че­ст­ва на зем­ле пу­тем вы­зво­ле­ния од­них лю­дей из по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми людь­ми и пре­вра­ще­ния их в ра­бов Ал­ла­ха Еди­но­го без ка­ко­го-ли­бо со­то­ва­ри­ща. Од­но­го толь­ко это­го дос­та­точ­но. Эти ар­гу­мен­ты бы­ли в ду­шах му­суль­ман­ских вои­нов. Ни один из них не за­да­вал се­бе во­про­са о том, что по­бу­ди­ло его при­нять уча­стие в Джи­ха­де. Ни один из них не го­во­рил: “Мы вы­сту­пи­ли на за­щи­ту на­шей ро­ди­ны, ока­зав­шей­ся под уг­ро­зой” или “Мы вы­сту­пи­ли, с тем что­бы дать от­пор пер­сид­ской аг­рес­сии” (или со сто­ро­ны Ви­зан­тии про­тив му­суль­ман, или вы­сту­пи­ли, с тем что­бы рас­ши­рить на­хо­дя­щие­ся под кон­тро­лем му­суль­ман тер­ри­то­рии и за­хва­тить по­боль­ше до­бы­чи).

Они го­во­ри­ли по­доб­но то­му, что ска­за­ли в от­вет на во­прос пер­сид­ско­го вое­на­чаль­ни­ка Рус­та­ма в бит­ве при Аль-Ка­ди­сийе Ри­бьи бен Амир, Ху­зей­фа бен Мух­син и Му­гей­ра бен Шуъба. Пе­ред са­мой бит­вой Рус­там спро­сил ка­ж­до­го из них, од­но­го за дру­гим: “Что при­ве­ло вас сю­да?” От­вет был та­ков: “Ал­лах на­пра­вил нас сю­да, что­бы вы­вес­ти то­го, ко­го Он хо­чет, от по­кло­не­ния по­доб­ным им ра­бам к по­кло­не­нию Еди­но­му Ал­ла­ху, а так­же из тес­но­ты это­го ми­ра к его про­сто­ру и от ти­ра­нии всех ре­ли­гий к спра­вед­ли­во­сти Ис­ла­ма. Он на­пра­вил к Сво­им тва­рям Сво­его по­слан­ни­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет) с его ре­ли­ги­ей. Кто при­мет нас, то­го мы не тро­нем, от­сту­пим­ся от не­го, ос­та­вим в по­кое вме­сте со сво­ей зем­лей. Кто воз­ра­зит нам, с тем мы бу­дем сра­жать­ся, по­ка не по­па­дем в Рай или не по­бе­дим”.

Су­ще­ст­ву­ет субъ­ек­тив­ный оп­рав­да­тель­ный ар­гу­мент в са­мой при­ро­де этой ре­ли­гии, в ее все­об­щей дек­ла­ра­ции и в ее дей­ст­вен­ном за­ко­не для про­ти­во­стоя­ния че­ло­ве­че­ской дей­ст­ви­тель­но­сти сред­ст­ва­ми, аде­к­ват­ны­ми ее ас­пек­там, на кон­крет­ных эта­пах, при­чем сред­ст­ва­ми об­нов­ляю­щи­ми. Этот субъ­ек­тив­ный оп­рав­да­тель­ный ар­гу­мент су­ще­ст­ву­ет из­на­чаль­но. Ес­ли бы не су­ще­ст­во­ва­ло опас­но­сти аг­рес­сии про­тив ис­лам­ских тер­ри­то­рий, про­тив про­жи­ваю­щих на них му­суль­ман, это был бы ар­гу­мент в са­мой при­ро­де за­ко­на и его ре­аль­но­сти, в при­ро­де фак­ти­че­ских пре­пят­ст­вий, встаю­щих пе­ред че­ло­ве­че­ским об­ще­ст­вом, и это не был бы ар­гу­мент, ос­но­вы­ваю­щий­ся толь­ко на со­об­ра­же­ни­ях обо­ро­ни­тель­ной конъ­юнк­ту­ры, ог­ра­ни­чен­ной в про­стран­ст­ве и во вре­ме­ни.

Дос­та­точ­но, что­бы му­суль­ма­нин встал на путь Джи­ха­да во имя Ал­ла­ха, вы­ста­вив се­бя и свое иму­ще­ст­во в борь­бе за те цен­но­сти, за ко­то­ры­ми для не­го не су­ще­ст­ву­ет лич­ной вы­го­ды и до­бы­чи, и в бит­ву за ко­то­рые он вы­сту­пил не из со­об­ра­же­ний лич­ной вы­го­ды и обо­га­ще­ния.

Пре­ж­де чем всту­пить в бит­ву на пу­ти Джи­ха­да, му­суль­ма­нин обя­зан иметь опыт еще бо­лее круп­но­го боя с шай­та­ном на пу­ти Джи­ха­да внут­ри се­бя, где он дал от­пор са­та­нин­ским во­ж­де­ле­ни­ям и же­ла­ни­ям, при­хо­тям и стра­стям, опыт сра­же­ния с соб­ст­вен­ны­ми ко­ры­ст­ны­ми ин­те­ре­са­ми, с ко­ры­ст­ны­ми ин­те­ре­са­ми сво­его ро­да и пле­ме­ни; опыт боя про­тив вся­ко­го сим­во­ла, ко­то­рый не яв­лет­ся сим­во­лом Ис­ла­ма; опыт боя про­тив вся­ко­го мо­ти­ва к дей­ст­вию, ис­клю­чая по­кло­не­ние Ал­ла­ху; опыт боя за ус­та­нов­ле­ние вла­сти Ал­ла­ха на зем­ле и ли­к­ви­да­цию вла­сти ти­ра­нов — та­гу­тов, узур­пи­ро­вав­ших власть Ал­ла­ха.

Те, ко­то­рые ищут оп­рав­да­тель­ные ар­гу­мен­ты в поль­зу ис­лам­ско­го Джи­ха­да в со­об­ра­же­ни­ях за­щи­ты “ис­лам­ской ро­ди­ны”, ума­ля­ют зна­чи­мость “за­ко­на” и счи­та­ют его ме­нее зна­чи­тель­ным, чем “при­вя­зан­ность к мес­ту ро­ж­де­ния”. Это — не ис­лам­ская точ­ка зре­ния на по­доб­ные ве­щи. Это — за­пад­но-мо­дер­ни­ст­ская точ­ка зре­ния, чу­ж­дая ис­лам­ско­му ми­ро­ощу­ще­нию. Во­ис­ти­ну, ис­лам­ское ве­ро­уче­ние и за­кон, в ко­то­ром оно оли­це­тво­ря­ет­ся, об­ще­ст­во, в ко­то­ром ца­рит этот за­кон, яв­ля­ют­ся един­ст­вен­ны­ми об­стоя­тель­ст­ва­ми, со­от­вет­ст­вую­щи­ми ис­лам­ско­му ми­ро­ощу­ще­нию. Что же ка­са­ет­ся са­мой зем­ли как та­ко­вой, то она не име­ет ни зна­чи­мо­сти, ни соб­ст­вен­но­го ве­са. Вся цен­ность зем­ли со­дер­жит­ся в ис­лам­ском ми­ро­воз­зре­нии. Она су­ще­ст­ву­ет и под­пи­ты­ва­ет­ся из гос­под­ства за­ко­на Ал­ла­ха и Его вла­сти на ней. Имен­но от­сю­да про­ис­те­ка­ет вос­при­ятие ве­ро­ис­по­ве­да­ния, круг ком­пе­тен­ции за­ко­на, зем­ли Ис­ла­ма, от­прав­ная точ­ка на пу­ти ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка.

Фак­ти­че­ски за­щи­та зем­ли Ис­ла­ма суть за­щи­та ис­лам­ско­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния, за­ко­на и об­ще­ст­ва, в ко­то­ром ца­рит этот за­кон. Но это не яв­ля­ет­ся ко­неч­ной це­лью. За­щи­та ис­лам­ской зем­ли не яв­ля­ет­ся окон­ча­тель­ной це­лью дви­же­ния ис­лам­ско­го Джи­ха­да. Эта за­щи­та яв­лет­ся сред­ст­вом ус­та­нов­ле­ния цар­ст­вия Ал­ла­ха на зем­ле с по­сле­дую­щим вос­при­яти­ем ее как ба­зы для об­ра­ще­ния ко всей зем­ле, ко все­му че­ло­ве­че­ско­му ви­ду. Ведь че­ло­ве­че­ский вид — объ­ект ис­лам­ской ре­ли­гии, а зем­ля — ее об­шир­ное по­ле дея­тель­но­сти.

Как мы уже ука­зы­ва­ли вы­ше, на пу­ти реа­ли­за­ции бо­же­ст­вен­ной кон­цеп­ции вста­ют ма­те­ри­аль­ные пре­пят­ст­вия, чи­ни­мые вла­стью го­су­дар­ст­ва, об­ще­ст­вен­ной сис­те­мой и си­туа­ци­ей, сло­жив­шей­ся в об­ще­ст­вен­ной сре­де. Про­тив все­го это­го, с тем что­бы его раз­ру­шить, и вы­сту­па­ет Ис­лам, при­бе­гая к си­ле. Ис­лам­ская ре­ли­гия стре­мит­ся та­ким об­ра­зом ос­во­бо­дить че­ло­ве­че­ские ин­ди­ви­дуу­мы, об­ра­тить­ся с про­по­ве­дью к со­вес­ти лю­дей и к их умам. С этой це­лью Ис­лам при­ла­га­ет уси­лия для ос­во­бо­ж­де­ния лю­дей от ма­те­ри­аль­ных оков, ос­та­вив им при этом сво­бо­ду вы­бо­ра.

Нас не долж­ны вво­дить в за­блу­ж­де­ние или се­ять в на­ших ря­дах па­ни­ку кам­па­нии, ко­то­рые раз­во­ра­чи­ва­ют вос­то­ко­ве­ды про­тив прин­ци­па Джи­ха­да. Нас не долж­но об­ре­ме­нять дав­ле­ние ре­аль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти и ее вес в ми­ро­вом ба­лан­се сил, что­бы ис­кать для ис­лам­ско­го Джи­ха­да оп­рав­да­тель­ные нрав­ст­вен­но-эти­че­ские ар­гу­мен­ты, ле­жа­щие за пре­де­ла­ми при­ро­ды му­суль­ман­ской ве­ры, т.е. в рам­ках вре­мен­ных конъ­юнк­тур­ных со­об­ра­же­ний обо­ро­ны. Не­за­ви­си­мо от то­го, име­ли бы ме­сто эти со­об­ра­же­ния или не име­ли, Джи­хад все рав­но шел бы по сво­ему пу­ти.

Рас­смат­ри­вая ис­то­ри­че­скую дей­ст­ви­тель­ность, мы не долж­ны за­бы­вать о субъ­ек­тив­ных со­об­ра­же­ни­ях, со­дер­жа­щих­ся в при­ро­де этой ре­ли­гии, ее все­об­щей дек­ла­ра­ции и ее реа­ли­сти­че­ском за­ко­не. Мы не долж­ны все это сме­ши­вать с вре­мен­ны­ми обо­ро­ни­тель­ны­ми по­треб­но­стя­ми.

Дей­ст­ви­тель­но, ис­лам­ская ре­ли­гия долж­на бы­ла не­пре­мен­но от­ра­жать ата­ки на нее. Но­вое об­ще­ст­во, об­ще­ст­во ис­лам­ское, долж­но бы­ло не­пре­мен­но вы­сту­пить в свою за­щи­ту, по­то­му что са­мо су­ще­ст­во­ва­ние ис­лам­ской ре­ли­гии в ви­де все­об­ще­го про­воз­гла­ше­ния гос­под­ства Ал­ла­ха над всем су­щим, ос­во­бо­ж­де­ние че­ло­ве­че­ст­ва от по­ра­бо­ще­ния дру­ги­ми людь­ми и при­об­ще­ние его к слу­же­нию и по­кло­не­нию Ал­ла­ху, оли­це­тво­ре­ние та­ко­го су­ще­ст­во­ва­ния Ис­ла­ма в ор­га­ни­зо­ван­ной ди­на­мич­ной общ­но­сти с но­вым ру­ко­во­дством, при­чем ру­ко­во­дством не­джа­хи­ли­ст­ским, за­ро­ж­де­ние свое­об­раз­но­го не­за­ви­си­мо­го об­ще­ст­ва, ко­то­рое не при­зна­ет пра­ва реа­ли­за­ции вла­сти за людь­ми, по­сколь­ку та­кое пра­во при­над­ле­жит толь­ко Ал­ла­ху — од­но толь­ко это не­из­беж­но долж­но бы­ло под­тал­ки­вать ок­ру­жав­шие ис­лам­ское об­ще­ст­во джа­хи­ли­ст­ские общ­но­сти, ис­по­ве­дую­щие по­ра­бо­ще­ние од­них лю­дей дру­ги­ми, на путь по­пы­ток со­кру­шить му­суль­ман­ское го­су­дар­ст­во, с тем что­бы за­щи­тить свое соб­ст­вен­ное су­ще­ст­во­ва­ние.

Все эти об­стоя­тель­ст­ва не­из­беж­но долж­ны бы­ли вме­сте с по­яв­ле­ни­ем Ис­ла­ма по­ро­дить кон­фрон­та­цию с но­вой ре­ли­ги­ей и на­вя­зать ей бит­ву. Это был ес­те­ст­вен­ный кон­фликт ме­ж­ду дву­мя фор­ма­ми бы­тия, ко­то­рые не мог­ли со­су­ще­ст­во­вать ря­дом в про­дол­же­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни.

Все это — дей­ст­ви­тель­но так. В со­от­вет­ст­вии с та­кой точ­кой зре­ния Ис­лам дол­жен был не­пре­мен­но вы­сту­пить на за­щи­ту соб­ст­вен­но­го су­ще­ст­во­ва­ния. Он не­пре­мен­но дол­жен был вес­ти обо­ро­ни­тель­ную бит­ву, на­вя­зан­ную ему про­тив его во­ли.

Од­на­ко су­ще­ст­ву­ет и дру­гая еще бо­лее ори­ги­наль­ная ис­ти­на, ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в том, что са­ма при­ро­да ис­лам­ско­го бы­тия пред­по­ла­га­ет из­на­чаль­ное про­дви­же­ние впе­ред во имя из­бав­ле­ния че­ло­ве­ка на зем­ле от по­ра­бо­ще­ния дру­гим че­ло­ве­ком и при­об­ще­ния че­ло­ве­ка к слу­же­нию и по­кло­не­нию Ал­ла­ху, и толь­ко Ему. Ис­лам не мо­жет ос­та­нав­ли­вать­ся у сво­их гео­гра­фи­че­ских гра­ниц, как и не мо­жет ог­ра­ни­чи­вать свою дея­тель­ность в ка­ких-то эт­ни­че­ских пре­де­лах, ос­тав­ляя че­ло­ве­ка, весь че­ло­ве­че­ский вид на зем­ле, на всей зем­ле на от­куп злу, рас­тле­нию и по­кло­не­нию ко­му-то дру­го­му, кро­ме Ал­ла­ха.

Воз­мож­но с те­че­ни­ем вре­ме­ни ан­ти­ис­лам­ские ла­ге­ря и от­ка­жут­ся от на­па­док про­тив Ис­ла­ма, ес­ли он ос­та­вит их в по­кое и по­зво­лит им про­дол­жать прак­ти­ку по­ра­бо­ще­ния од­но­го че­ло­ве­ка дру­гим в их тер­ри­то­ри­аль­ных гра­ни­цах; ес­ли Ис­лам по­зво­лит им за­ни­мать­ся свои­ми де­ла­ми и не ста­нет рас­про­стра­нять на их тер­ри­то­рию ис­лам­ский при­зыв и свою все­об­щую ос­во­бо­ди­тель­ную дек­ла­ра­цию. Од­на­ко Ис­лам зая­вит о сво­ем при­ми­ре­нии с ни­ми лишь в том слу­чае, ко­гда они зая­вят о под­чи­не­нии его вла­сти, о со­гла­сии вы­пла­чи­вать джи­зью и о га­ран­ти­ях сво­бод­но­го рас­про­стра­не­ния ис­лам­ско­го при­зы­ва без ка­ких-ли­бо ма­те­ри­аль­ных пре­пят­ст­вий со сто­ро­ны су­ще­ст­вую­щих у них вла­стей.

Та­ко­ва при­ро­да ис­лам­ской ре­ли­гии, та­ко­ва ее функ­ция, по­сколь­ку Ис­лам во все­ус­лы­ша­ние за­яв­ля­ет о гос­под­стве Ал­ла­ха над всем су­щим, об ос­во­бо­ж­де­нии че­ло­ве­ка от вся­ко­го по­ра­бо­ще­ния, кро­ме по­кло­не­ния всех лю­дей Ал­ла­ху, и толь­ко Ему.

Раз­ни­ца ме­ж­ду ис­лам­ским ми­ро­воз­зре­ни­ем в та­ком ви­де и его ми­ро­воз­зре­ни­ем, за­жа­тым в тес­ных тер­ри­то­ри­аль­ных и эт­ни­че­ских рам­ках, объ­яс­ня­ет­ся ис­клю­чи­тель­но из­на­чаль­ным стра­хом. В сво­ем вто­ром ви­де Ис­лам те­ря­ет свои оп­рав­да­тель­ные ар­гу­мен­ты для пред­при­ня­тия ак­тив­ной дея­тель­но­сти.

Оп­рав­да­тель­ные ар­гу­мен­ты для пред­при­ня­тия Ис­ла­мом ак­тив­ных дей­ст­вий осо­бо чет­ко и со всей ве­со­мо­стью пред­ста­ют, ко­гда на­по­ми­на­ют, что ис­лам­ская ре­ли­гия есть не что иное, как за­кон Ал­ла­ха для ре­гу­ли­ро­ва­ния че­ло­ве­че­ской жиз­ни, и от­нюдь не за­кон, ус­та­нов­лен­ный ка­ким-то че­ло­ве­ком, не кон­цеп­ция ка­кой-то куч­ки лю­дей и не эт­ни­че­ская сис­те­ма, свой­ст­вен­ная для од­но­го из эт­но­сов. Мы ищем внеш­ние оп­рав­да­тель­ные ар­гу­мен­ты лишь в том слу­чае, ко­гда в на­ших ощу­ще­ни­ях ос­ла­бе­ва­ет эта ог­ром­ная не­пре­лож­ная ис­ти­на, ко­гда мы за­бы­ва­ем, что про­бле­ма сво­дит­ся к про­бле­ме бо­же­ст­вен­но­сти Ал­ла­ха и по­кло­не­ния ра­бам Его. Не мо­жет быть та­ко­го, что ка­кой-то че­ло­век сна­ча­ла по­стиг эту ог­ром­ную ис­ти­ну, а по­том вдруг стал ис­кать дру­гой оп­рав­да­тель­ный ар­гу­мент для ис­лам­ско­го Джи­ха­да.

На рас­пу­тье до­ро­ги не ка­жет­ся ог­ром­ным рас­стоя­ние ме­ж­ду пред­став­ле­ни­ем то­го, что Ис­лам был вы­ну­ж­ден при­нять эту бит­ву, не имея пе­ред со­бой вы­бо­ра в си­лу сво­его соб­ст­вен­но­го су­ще­ст­во­ва­ния и дру­гих джа­хи­ли­ст­ских об­ществ, с ко­то­ры­ми он не­из­беж­но дол­жен был столк­нуть­ся, и пред­став­ле­ни­ем, что Ис­лам сам по се­бе не­из­беж­но из­на­чаль­но дол­жен был по хо­ду раз­вер­ты­ва­ния сво­ей дея­тель­но­сти всту­пить в эту бит­ву.

В то же вре­мя дис­тан­ция ог­ром­но­го раз­ме­ра раз­де­ля­ет пред­став­ле­ние о том, что Ис­лам суть бо­же­ст­вен­ный за­кон, ко­то­рый поя­вил­ся, с тем что­бы ут­вер­дить бо­же­ст­вен­ность Ал­ла­ха на зем­ле, слу­же­ние и по­кло­не­ние всех лю­дей од­но­му бо­же­ст­ву, и пред­став­ле­ние о том, что Ис­лам яв­ля­ет со­бой ло­каль­ную сис­те­му, при­вя­зан­ную к мес­ту сво­его за­ро­ж­де­ния, и он впра­ве лишь от­би­вать на­пад­ки на не­го в пре­де­лах тер­ри­то­ри­аль­ных гра­ниц. Кон­ста­та­ция пер­во­го пред­став­ле­ния об Ис­ла­ме ор­га­нич­но вли­ва­ет­ся в ре­аль­ную фор­му, ины­ми сло­ва­ми, в рам­ки че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва, в ко­то­ром че­ло­век ос­во­бо­ж­да­ет­ся от по­кло­не­ния се­бе по­доб­но­му, т.е. та­ким же ра­бам, и при­об­ща­ет­ся к по­кло­не­нию Гос­по­ду ра­бов. В та­ком об­ще­ст­ве пра­вит лишь за­кон Ал­ла­ха — ша­ри­ат, в ко­то­ром во­пло­ща­ет­ся власть Ал­ла­ха. Ины­ми сло­ва­ми, в ша­риа­те во­пло­ще­на бо­же­ст­вен­ность Ал­ла­ха, и, сле­до­ва­тель­но, Ис­лам впра­ве уби­рать все пре­пят­ст­вия с пу­ти, идя по ко­то­ро­му он об­ра­ща­ет­ся с про­по­ве­дью к со­вес­ти лю­дей и к их умам че­рез все ис­кус­ст­вен­но соз­дан­ные пре­по­ны и пре­пят­ст­вия, ус­та­нов­лен­ные со сто­ро­ны по­ли­ти­че­ской сис­те­мы го­су­дар­ст­ва или обу­слов­лен­ные об­ще­ст­вен­ной об­ста­нов­кой.

Пе­ред на­ми од­но пред­став­ле­ние и дру­гое, хо­тя Ис­лам и в том, и в дру­гом слу­чае раз­вер­ты­ва­ет Джи­хад. Од­на­ко пол­ное пред­став­ле­ние о мо­ти­вах, це­лях и по­след­ст­ви­ях это­го Джи­ха­да очень силь­но от­ли­ча­ет­ся и вхо­дит в суть убе­ж­ден­но­сти, а так­же в суть на­ме­ре­ний и на­прав­лен­но­сти дей­ст­вий.

Ис­лам впра­ве дей­ст­во­вать из­на­чаль­но. Ведь Ис­лам — не ре­ли­ги­оз­ная кон­цеп­ция ка­ко­го-ли­бо на­ро­да и не сис­те­ма ка­ко­го-ли­бо оте­че­ст­ва. Он пред­став­ля­ет со­бой бо­же­ст­вен­ный за­кон и все­мир­ную сис­те­му. Ис­лам име­ет пра­во раз­вер­ты­вать свою дея­тель­ность, с тем что­бы раз­ру­шить пре­пят­ст­вую­щие ему сис­те­мы и со­ци­аль­ные об­стоя­тель­ст­ва, ко­то­рые ско­вы­ва­ют сво­бо­ду че­ло­ве­ка, ко­гда он сто­ит пе­ред вы­бо­ром. Дос­та­точ­но на­пом­нить о том, что Ис­лам не на­бра­сы­ва­ет­ся на лю­дей, с тем что­бы за­ста­вить их при­нять его ве­ро­ис­по­ве­да­ние. Он лишь вы­сту­па­ет про­тив сис­тем и об­ще­ст­вен­ных си­туа­ций для то­го, что­бы ос­во­бо­дить лю­дей от фак­то­ров, рас­тле­ваю­щих и раз­ру­шаю­щих их вро­ж­ден­ные ка­че­ст­ва, а так­же ско­вы­ваю­щих сво­бо­ду вы­бо­ра.

Ис­лам име­ет пра­во вы­во­дить лю­дей от по­кло­не­ния се­бе по­доб­ным ра­бам к по­кло­не­нию Ал­ла­ху, и толь­ко Ему, с тем что­бы реа­ли­зо­вать свою все­объ­ем­лю­щую дек­ла­ра­цию гос­под­ства Ал­ла­ха над всем су­щим и ос­во­бо­дить всех лю­дей. По ис­лам­ско­му ми­ро­воз­зре­нию и в ре­аль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти те­зис о по­кло­не­нии Ал­ла­ху, и толь­ко Ему, мож­но реа­ли­зо­вать лишь под се­нью ис­лам­ской сис­те­мы. Ис­лам­ская сис­те­ма — един­ст­вен­ная сис­те­ма, в рам­ках ко­то­рой Ал­лах ни­спо­сы­ла­ет Свои за­ко­ны всем ра­бам Сво­им, вклю­чая пра­ви­те­лей и под­чи­нен­ных, чер­ных и бе­лых, близ­ких и даль­них, бед­ных и бо­га­тых, из­да­вая для них один за­кон, ко­то­ро­му под­чи­нять­ся долж­ны все в рав­ной ме­ре. Что ка­са­ет­ся всех ос­таль­ных сис­тем, то в их рам­ках лю­ди по­кло­ня­ют­ся се­бе по­доб­ным ра­бам, по­то­му что они вос­при­ни­ма­ют за­кон сво­ей жиз­ни от та­ких же, как и они, ра­бов, в то вре­мя как это — из спе­ци­фи­че­ских осо­бен­но­стей бо­же­ст­вен­но­сти. Где бы че­ло­век ни при­сваи­вал се­бе пра­во из­да­вать за­ко­ны для лю­дей, он прак­ти­че­ски и про­фес­сио­наль­но пре­тен­ду­ет на бо­же­ст­вен­ность, не­за­ви­си­мо от то­го, за­яв­ля­ет он об этой сво­ей пре­тен­зии или не за­яв­ля­ет. Где бы дру­гой че­ло­век ни при­знал это пра­во за дру­гим че­ло­ве­ком, он при­зна­ет за ним пра­во бо­же­ст­вен­но­сти, не­за­ви­си­мо от то­го, на­зы­ва­ет он это или не на­зы­ва­ет.

Ис­лам — это не толь­ко ве­ро­уче­ние, ко­то­рое он при­зван дек­ла­ри­ро­вать для лю­дей пу­тем рас­про­стра­не­ния про­по­ве­ди. Му­суль­ман­ская ре­ли­гия суть за­кон, ко­то­рый во­пло­ща­ет­ся в ор­га­ни­за­ци­он­ной ди­на­мич­ной общ­но­сти, вы­сту­паю­щей за ос­во­бо­ж­де­ние всех лю­дей. Вся­кие иные общ­но­сти не по­зво­ля­ют Ис­ла­му ор­га­ни­зо­вать жизнь сво­их по­до­печ­ных в со­от­вет­ст­вии со сво­им за­ко­ном. И по этой при­чи­не, Ис­лам не­из­беж­но дол­жен ли­к­ви­ди­ро­вать эти сис­те­мы, по­сколь­ку они вста­ют пре­пят­ст­ви­ем на пу­ти ко все­об­ще­му ос­во­бо­ж­де­нию. Как мы уже го­во­ри­ли вы­ше, это оз­на­ча­ет, что вся ре­ли­гия при­над­ле­жит Ал­ла­ху. Нет мес­та в Ис­ла­ме для по­кор­но­сти и под­чи­не­ния од­но­го ра­ба дру­го­му, как это при­ня­то в не­ис­лам­ских сис­те­мах, ко­то­рые ос­но­вы­ва­ют­ся на по­кло­не­нии ра­бов ра­бам.

Со­вре­мен­ные ис­лам­ские ис­сле­до­ва­те­ли-по­ра­жен­цы, ко­то­рые спа­со­ва­ли пе­ред дав­ле­ни­ем со­вре­мен­ной дей­ст­ви­тель­но­сти и под ко­вар­ны­ми уда­ра­ми вос­то­ко­ве­дов, ис­пы­ты­ва­ют труд­но­сти и сму­ще­ние пе­ред кон­ста­та­ци­ей этой ис­ти­ны, по­то­му что вос­то­ко­ве­ды изо­бра­жа­ют Ис­лам в ка­че­ст­ве дви­же­ния по­дав­ле­ния лю­дей си­лой ору­жия, с тем что­бы за­ста­вить их при­нять му­суль­ман­ское ве­ро­ис­по­ве­да­ние. Гнус­ные вос­то­ко­ве­ды хо­ро­шо зна­ют, что это да­ле­ко не ис­ти­на и, тем не ме­нее, они, встав на этот путь, ис­ка­жа­ют мо­ти­вы ис­лам­ско­го Джи­ха­да. Да­лее по­яв­ля­ют­ся по­бор­ни­ки за­щи­ты ре­пу­та­ции Ис­ла­ма с по­ра­жен­че­ски­ми на­строе­ния­ми и от­вер­га­ют это об­ви­не­ние. Они на­чи­на­ют ис­кать оп­рав­да­тель­ные ар­гу­мен­ты для обо­ро­ни­тель­ных по­зи­ций. Они за­бы­ва­ют о при­ро­де Ис­ла­ма и его функ­ции, о его пра­ве из­на­чаль­но до­би­вать­ся ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка.

Это за­пад­ное пред­став­ле­ние о при­ро­де ис­лам­ской ре­ли­гии за­тме­ва­ет ра­зум со­вре­мен­ных ис­сле­до­ва­те­лей-по­ра­жен­цев. Ис­лам для них по­да­ет­ся лишь как ве­ро­уче­ние, имею­щее от­но­ше­ние к со­вес­ти, ко­то­рое не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к жиз­ни. От­сю­да Джи­хад для ре­ли­гии есть не что иное, как Джи­хад, имею­щий сво­ей це­лью на­вя­зать ве­ро­уче­ние со­вес­ти.

Од­на­ко в Ис­ла­ме все об­сто­ит ина­че. Ис­лам — за­кон для жиз­ни че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва, за­кон, ко­то­рый ос­но­вы­ва­ет­ся на на­де­ле­нии Ал­ла­ха, толь­ко Его и ни­ко­го дру­го­го, ат­ри­бу­том бо­же­ст­вен­но­сти, что во­пло­ща­ет­ся в пра­ве на реа­ли­за­цию вла­сти, ор­га­ни­за­цию ре­аль­ной жиз­ни со все­ми ее по­все­днев­ны­ми под­роб­но­стя­ми. Джи­хад в со­от­вет­ст­вии с этим за­ко­ном пред­став­ля­ет со­бой Джи­хад на пу­ти ут­вер­жде­ния не­бес­но­го за­ко­на и ус­та­нов­ле­ния ис­лам­ской сис­те­мы. Что же ка­са­ет­ся ве­ро­ис­по­ве­да­ния, то это де­ло от­хо­дит в сфе­ру сво­бо­ды убе­ж­де­ний под се­нью все­об­щей сис­те­мы, по­сле то­го, как бу­дут ли­к­ви­ди­ро­ва­ны все фак­то­ры воз­дей­ст­вия. Толь­ко по­сле это­го все ос­но­ва­тель­но из­ме­нит­ся и об­ре­тет со­вер­шен­но но­вый об­лик.

Где бы ни на­хо­ди­лась ис­лам­ская общ­ность, ко­то­рая оли­це­тво­ря­ет со­бой бо­же­ст­вен­ный за­кон, Ал­лах на­де­ля­ет ее пра­вом на ак­тив­ные дей­ст­вия и дви­же­ния по пу­ти ус­та­нов­ле­ния вла­сти и ут­вер­жде­ния сис­те­мы, ос­тав­ляя при этом во­прос о ду­хов­ном ве­ро­ис­по­ве­да­нии и сво­бо­де вы­бо­ра со­вес­ти. Ес­ли Ал­лах ко­гда-ли­бо в те­че­ние не­ко­то­ро­го вре­ме­ни и за­пре­щал ис­лам­ской об­щи­не вес­ти Джи­хад, то это бы­ло во­про­сом так­ти­ки, но не во­про­сом прин­ци­па, во­про­сом по­треб­но­сти дви­же­ния, но не во­про­сом ве­ро­ис­по­ве­да­ния. На этой кон­крет­ной и чет­кой ос­но­ве мы мо­жем по­ни­мать мно­го­чис­лен­ные ко­ра­ни­че­ские тек­сты при­ме­ни­тель­но к об­нов­ляю­щим­ся ис­то­ри­че­ским эта­пам и не сме­ши­вать их вре­мен­ное пре­хо­дя­щее зна­че­ние со все­об­щим зна­че­ни­ем дол­го­сроч­ной и не­по­ко­ле­би­мой ли­нии ис­лам­ско­го дви­же­ния.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: