RSS

«Фи зыляль аль-Кур’ан» (109) СУРА «АЛЬ-КЯФИРУН»

1000052265(109) СУРА «АЛЬ-КЯФИРУН» (НЕВЕРНЫЕ)

/мекканская, состоящая из шести аятов/.

بِسۡمِ ٱللهِ ٱلرَّحۡمَـٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Во имя Аллаха Всемилостивого, Милостивого!

قُلۡ يَـٰٓأَيُّہَا ٱلۡڪَـٰفِرُونَ ﴿١﴾
1. Скажи: «О неверующие!
 
لَآ أَعۡبُدُ مَا تَعۡبُدُونَ ﴿٢﴾
2. Я не поклоняюсь тому, чему поклоняетесь вы,
 
وَلَآ أَنتُمۡ عَـٰبِدُونَ مَآ أَعۡبُدُ ﴿٣﴾
3. а вы не поклоняетесь Тому, Кому поклоняюсь я.
 
وَلَآ أَنَا۟ عَابِدٌ۬ مَّا عَبَدتُّمۡ ﴿٤﴾
4. Я не поклоняюсь так, как поклоняетесь вы (или тому, чему поклоняетесь вы),
 
وَلَآ أَنتُمۡ عَـٰبِدُونَ مَآ أَعۡبُدُ ﴿٥﴾
5. а вы не поклоняетесь так, как поклоняюсь я (или Тому, Кому поклоняюсь я).
 
لَكُمۡ دِينُكُمۡ وَلِىَ دِينِ ﴿٦﴾
6. У вас есть ваша религия, а у меня — моя!».

Арабы и в доисламские времена верили в Аллаха, однако они не знали о Его истинной сущности, посредством атрибутов которой Он охарактеризовал Себя Сам, сказав, что Он — Один и что он — Вечный, Они считали, что наряду с Ним существуют и другие божеств, не оценивая Его должным образом и не поклоняясь Ему так, как это следовало делать. Они приравнивали к Нему тех идолов, которые изображали собой их предков из числа праведников или знатных людей или же являлись изображениями ангелов. При этом они то утверждали, что ангелы являются дочерьми Аллаха и что джины связаны с Ним, слава Ему, узами родства, то забывали об этом и начинали поклоняться им как божествам, но и в том и в другом случае они избирали их в качестве посредников с целью приближения к Аллаху, как говорится об этом в священном Коране, где в суре «Толпы» приводятся их слова:

— Мы поклоняемся им только для того, чтобы они приблизили нас к Аллаху, снискав милость. /См. суру «Толпы», аят 3/.

Коран свидетельствует о том, что они признавали, что это Аллах создал небеса и землю, подчинил солнце и луну и ниспослал с небес воду, как говорится об этом в суре «Паук». Аллах Всевышний сказал:

— А если ты спросишь их: «Кто создал небеса и землю и подчинил солнце и луну?»

-, они, конечно, скажут: «Аллах».

/См. суру «Паук», аят 61/.

Аллах Всевышний также сказал:

— А если ты спросишь их:  «Кто низвёл с неба воду и оживил ею землю после её смерти?»

-, они, конечно, скажут: «Аллах».

/См. суру «Паук», аят 63/.

Веря в Аллаха, они говорили: «Клянусь Аллахом!» (ва-л-лахи; та-л-лахи), а обращаясь к Нему со своими мольбами, взывали: «О Боже!» (Аллахумма).

Однако к их вере в Аллаха примешивалось многобожие, которое делало порочными их представления, традиции и религиозные обряды, вследствие чего они выделяли долю из своих посевов и скота для тех божеств, к котором обращались, выделяя им также и долю из собственных детей, что иногда требовало принесения их в жертву этим божествам. Об этом и говорится в священном Коране, а именно — в суре «Скот».

Аллах Всевышний сказал

136 — И они выделяли для Аллаха долю из созданных Им посевов и скота и говорили: «Это для Аллаха!» -, по их утверждению. — » А это для наших сотоварищей!» Но предназначенное для их сотоварищей не доходит до Аллаха, а предназначенное Аллаху доходит до их сотоварищей. Скверны их суждения!

137 — Равным образом сотоварищи их разукрасили для многих из числа многобожников убиение детей их, чтобы погубить их и затемнить для них их религию, но если бы Аллах пожелал, то они не делали бы этого. Оставь же их и то, что они измышляют!

138 — И говорили они: «Это — скот и посевы запретные; вкушает от них лишь тот, кого мы желаем!»

-, по их утверждению. И скот спины, которого запретны, и скот, над которым они не поминают имени Аллаха, возводя на Него ложь. Воздаст Он им за то, что они измышляли!

139 — И говорили они:  «То, что в утробах этих животных, — только для наших мужчин, а для наших женщин это запретно». А если окажется это мёртвым, то они становятся в этом соучастниками. Воздаст Он им за их, слова, ведь, поистине. Он — Мудрый, Знающий!

140 — Понесли убыток те, кто убивал своих детей по неразумию и без знания и запрещал то, что даровал им Аллах, возводя на Аллаха ложь; сбились они с пути и не нашли верной дороги!

/Толкование этих аятов суры «Скот» приводится на страницах 1217 -1222/.

Однако при этом они считали, что придерживаются религии Ибрахима и следуют более верным путём, чем те обладатели Писания, что жили вместе с ними в Аравии, так как иудеи говорили:

» Узайр — сын Аллаха»-, а христиане говорили: » Иса — сын Аллаха»-, в то время как они поклонялись ангелам и джиннам, считая близкими к Аллаху именно их. На основании этого они и считали свой путь более верным, исходя из того, что родство ангелов и джиннов с Аллахом ближе Его родства с Узайром и Исой, однако всё это не что иное, как многобожие, а в многобожии нет блага. Тем не менее, они были убеждены, что следуют наиболее верным и прямым путём!

Когда же к ним явился Мухаммад, да благословит его Аллах и да приветствует, сказавший, что его религия — это религия Ибрахима, мир ему, они заявили:

«Это мы придерживаемся религии Ибрахима, так зачем же нам отказываться от того, чем мы и так уже обладаем, и следовать за Мухаммадом?!»

Вместе с тем они предприняли попытки достижения некоего компромисса с посланником, да благословит его Аллах и да приветствует, предложив ему поклониться их божествам в обмен на то, что они поклонятся его Богу! Кроме того, он не должен был говорить ни о чём из того, что имело отношение к их божествам и к их поклонению, получая право выдвигать им любые свои условия!

Возможно, что путаница, являвшаяся отличительной чертой их представлений, а также факт признания ими Аллаха наряду с поклонением и каким-то другим божествам помимо Него, давали им основания считать, что они близки к Мухаммаду, и поэтому  могут достичь взаимопонимания с ним, стоит лишь пойти друг другу навстречу, сделать какие-то уступки и постараться сойтись на том, что устроило бы собой всех!

И тогда для разрешения этих сомнений, пресечения подобных попыток и полного отделения друг от друга двух этих видов поклонения, двух путей и двух типов представлений и была ниспослана сура «Неверные» со всей присущей ей категоричностью, подтверждениями и повторами. И это было сделано для того, чтобы положить предел любым словам прекратить всевозможные споры, окончательно отделить единобожие от многобожия и внести полную ясность, исключающую возможность торга и споров, как в малом, так и в большом.

«Скажи: О, неверные, не поклоняюсь я тому, чему вы поклоняетесь, и вы не поклоняетесь тому, чему я поклоняюсь, и не стану я поклоняющимся тому, чему вы поклонялись, а вы не станете поклоняющимися тому, чему поклоняюсь я! У вас своя религия, а у меня — своя! »

Отрицание после отрицания, одно категоричное утверждение после другого, подтверждение после подтверждения, и всё это выражено всеми возможными способами отрицания, категоричного утверждения и подтверждения.

Эта сура начинается со слова «Ската», которое выражает собой категоричное веление Аллаха, указывающее на то, что веления в вероучении ислама исходят только от Аллаха, а Мухаммад не принимает в этом никакого участия. Поистине, лишь от Аллаха исходят такие веления, которые нельзя не исполнить, и лишь Он выносит такие решения, с которыми невозможно не согласиться.

«Скажи: О, неверные…» Его обращение к ним соответствовало их истинной сущности, и Он упомянул об их отличительной черте… Поистине, они не придерживаются никакой религии и поэтому являются не верующими, а неверными, а это значит, что ты не можешь идти с ними одним путём.

Так уже в начале суры, с самых первых её слов, свыше указывается на истинную суть разделения, не оставляющего надежд на соединение!

Далее в тексте сказано: «…не поклоняюсь я тому, чему вы поклоняетесь…»

Это означает: моё поклонение отличается от вашего, и поклоняюсь я не тому, кому поклоняетесь вы.

Далее в тексте сказано: «…и вы не поклоняетесь тому, чему я поклоняюсь…»

-, то есть: ваше поклонение отличается от моего, и поклоняетесь вы не тому, кому поклоняюсь я.

Далее в тексте сказано: «…и не стану я поклоняющимся тому, чему вы поклонялись…»

Эти слова являются подтверждением сказанного во втором аяте, выраженным в форме именного предложения, что наиболее убедительно свидетельствует о постоянстве этого качества и его непрерывности.

Далее в тексте сказано: «…а вы не станете поклоняющимися тому, чему поклоняюсь я!»

Эти слова представляют собой повторение утверждения, высказанного в третьем аяте. Оно потребовалось для того, чтобы не осталось не только сомнений и предположений, но даже и тени сомнения в том, что утверждалось дважды с помощью всех средств повторения и подтверждения!

За этим следует обобщение, выражающее собой истинную суть расхождений, которые исключают возможность соединения, различий во взглядах, между которыми не может быть ничего общего, разделения, исключающего возможность соприкосновения, и отличая, исключавшего возможность смешения.

В тексте сказано: » У вас своя религия, а у меня — своя!»

То есть: я здесь, а вы там, и нет такого перехода, моста или пути, которые соединяли бы нас!

Иначе говоря, речь идёт об абсолютном и полном разделении и ясном и отчётливом различии.

***

Подобное разделение было необходимо для разъяснения основных черт того глубинного и полного расхождения во взглядах которое делает невозможными никакие компромиссы, так как расхождение это лежит в самой основе воззрений и представлений и касается истинной сути и природы того пути, которым следует каждая из сторон.

Единобожие представляет собой один путь, а многобожие совершенно иной, и эти пути никогда не пересекаются, друг с другом. Единобожие является таким путём, который направляет человека, а вместе с ним и всё сущее в целом, к одному лишь Аллаху, не имеющему Себе равных. Этот путь определяет собой то направление, откуда человеку следует воспринимать свои воззрения и законы, ценности и критерии, правила поведения и нравственные принципы, а также все свои представления о жизни и бытии. Иными словами, речь идёт об Аллахе, только об Аллахе и ни о ком ином наряду с Ним, и этот принцип ложится в основу всей жизни человека, которую он ведёт, не соприкасаясь ни с какими явными или скрытыми проявлениями многобожия.

Разделение, о котором сказано в столь ясной форме, было необходимо как для обращающегося с призывом, так и для тех, к кому этот призыв был обращён.

Представления людей, живших в доисламскую эпоху, включали в себя и некоторые элементы истинной веры, что было особенно характерно для тех групп, которые некогда восприняли вероучение единобожия, но впоследствии отклонились от него. Именно эти группы людей больше всего и противились восприятию веры в той ее форме, которая была свободна от всяческих неясностей, искривлений и отклонений, проявляя в этом больше упорства, чем те, кто никогда единобожия не знал. Это объяснялось убеждённостью в том, что они находятся на верном пути, в то время как на самом деле их отклонения принимали самые разнообразные и причудливые формы! Смешанный характер воззрений и образа действий этих людей, отличительной особенностью чего являлось сочетание благого с порочным, мог ввести в искушение и того, кто обращался к ним с призывом, внушая ему надежду на то, что ему удастся привлечь их к себе, если он станет способствовать утверждению благого и попытается исправить порочное. Однако подобное искушение представляет собой большую опасность!

Поистине, язычество есть язычество, а ислам есть ислам. Различия между ними велики, а единственным путем преодоления этих различий может стать только полный отказ от язычества и полное присоединение к исламу, иными словами — полное отделение от язычества и всего того, что присуще ему и полный переход к исламу и всему тому, что подразумевает собой ислам.

И первым шагом на этом пути становится отделение того, кто обращается с призывом, и осознание им полной изоляции от язычества в том, что касается представлений и образа действий. Речь идет о такой изоляции, которая не допускает никаких компромиссов, и о таком отделении друг от друга, при котором взаимодействие станет возможным лишь в том случае, если язычники полностью обратятся к исламу.

Здесь нет и намёка на какие-либо корректировки, половинчатые решения или компромиссы в тех случаях, когда язычники намереваются только рядиться в одежды ислама или же лишь прикрываться именем этой религии!

Подобное отделение в сознании человека, обращающегося к язычникам со своим призывом, является краеугольным камнем, так как он ощущает, что представляет собой нечто иное, отличное от этих людей.

У них своя религия, а у него — своя, у них свой путь, а у него — свой. Он не имеет права ступить вместе с ними и шага по их пути, поскольку обязанность его состоит в том, чтобы направить их на свой собственный путь, ни в коей мере не потворствуя им и не поступаясь своей религией ни в малом, ни в большом!

В противном же случае он должен оставаться совершенно непричастным к ним, полностью отделиться от них и открыто порвать с ними…» У вас своя религия, а у меня — своя!»

Как не хватает людям, посвятившим себя делу исламского призыва сегодня такой непричастности, подобного отделения и решимости пойти на разрыв такого рода и как не хватает им осознания того, что они заново возводят здание ислама, находясь в окружении отклонившихся от пути истинного язычников и живя среди тех людей, которые когда-то познакомились с истинным вероучением, но с тех пор прошло уже много времени, «сердца их стали жёсткими и многие из них порочны!» И как не хватает им осознания того, что не может быть в таком деле ни половинчатых решений, ни компромиссов, ни исправления недостатков, ни корректировки намеченного пути, ведь этот призыв к исламу полностью подобен призыву первому, который был провозглашён среди язычников и подразумевал собой полное отделение от язычества!

«У вас своя религия, а у меня — своя!» Это означает: и религия моя является чистым единобожием, подразумевающим восприятие всех своих представлений, ценностей, воззрений и законов, касающихся любых сторон жизни и поступков людей, только от Аллаха и больше ни от кого.

Если не подобное разделение не осуществится, то невозможно будет избавиться от неясностей, потворствования, двусмысленности и недопустимых корректировок. Однако призыв к исламу  не может опираться на столь противоестественные и слабые основы. Призыв этот будет жизнеспособным лишь в том случае, если в основу его лягут решительность, откровенность, смелость и ясность…

Именно это характеризовало собой путь первого исламского призыва:

» У вас своя религия, а у меня — своя!»

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: